Поиск - новости науки и техники

Приглядеться к долгожителям. В Азербайджане изучают популяционный феномен.

Летом минувшего года в Азербайджане стартовал международный проект медико-биологических исследований в районах с высоким индексом долголетия. Он стал своеобразной реинкарнацией советско-американского академического проекта 1980-х годов по изучению феномена долгожительства в республиках Кавказа и на Украине. Состав участников частично изменился, но, как и треть века назад, координатором исследований остается Институт физиологии Национальной академии наук Азербайджана (НАНА). Его директор доктор биологических наук Улдуз ­ГАШИМОВА выступила инициатором возобновления проекта, прерванного в связи с распадом СССР.

– Улдуз Файзиевна, пришло время собирать камни?
– Совершенно верно. Начиная с 1992 года популяционный аспект долгожительства разрабатывался весьма ограниченными силами небольшой лаборатории нашего института. Между тем сама проблематика долгожительства обрела поистине планетарное значение.
Сегодня демографическую картину мира определяют две тенденции: рост средней продолжительности жизни и снижение уровня рождаемости (даже в таких традиционно многодетных странах, как Индия и Пакистан). По прогнозам ООН, в ближайшие 40-50 лет основной прирост населения будет обеспечиваться за счет пожилых людей. В экономически развитых странах доля тех, кому 60 “с хвостиком”, уже превышает 15%. Их больше, чем детей, и, вероятно, в середине века на одного ребенка будут приходиться два пожилых человека.
При этом нынешнее поколение 60-летних способно жить и работать интенсивно, а не доживать, да и выглядит лет на 10 моложе, чем их сверстники в прошлом веке. Активное долголетие становится возможным благодаря здоровому образу жизни, новым медицинским технологиям и лекарственным препаратам, позволяющим бороться с хроническими недугами, присущими старости.
Стареющее человечество, “седеющая” планета – беспрецедентный вызов для экономики и всех секторов социальной сферы, в первую очередь медицины. Это означает, что система жизнеобеспечения должна быть переустроена. Именно поэтому надо усиливать геронтологические исследования, на их основе создавать государственные программы.
– Эти демографические тенденции затронули и Азербайджан?
– В полной мере. Но у нас особый случай. Азербайджан является одним из редчайших мест мира, где долгожительство представлено как популяционный феномен. Высокие индексы долголетия (доля населения 90+ в общей группе) отмечены в целом ряде регионов. Скажем, в Нахичевани 53 человека перешагнули столетний рубеж (отмечу, что это верифицированные данные, поскольку очень пожилым людям свойственно “плюсовать” себе годы). Подобные массовые проявления долгожительства привлекают повышенное внимание специалистов, в чем я лишний раз убедилась, выступая недавно на Евразийском съезде геронтологов в Астане.
Особенно интересны примеры родственного долгожительства, зафиксированные нами в Ленкоранском районе. В одной семье преодолели 90-летнюю отметку два брата, в другой – брат и сестра. Это находка для исследователей, ведь если долгожительство связано с наличием определенных генов, то, по логике, они должны совпадать у близких родственников.
– Потому вы и решили во­зобновить работы по типу международного проекта 1980-х?
– Точнее – модернизировали его. В тех исследованиях активно участвовал Украинский институт геронтологии – в ту пору единственное в стране научное учреждение такого профиля. Из Москвы и Ленинграда приезжали этнографы, антропологи, из США – специалисты Института биологии человека (Нью-Йорк).
Мы и теперь подписали договор о сотрудничестве с украинскими коллегами. Одновременно расширяем контакты с Санкт-Петербургским институтом биорегуляции и геронтологии, которым руководит член-корреспондент РАН Владимир Хавинсон, долгое время возглавляющий Европейскую ассоциацию геронтологии и гериатрии. С его помощью намерены вый­ти на ведущих петербургских генетиков.
Минувшим летом состоялась первая экспедиция в Ленкоранский район, в которой наряду с нашими сотрудниками работали ученые из украинского Института геронтологии им. Д.Ф.Чеботарева во главе с его директором академиком НАМН Украины Владиславом Безруковым. Они привнесли в программу новый элемент – определение костного возраста пациентов. За две недели были выявлены и детально обследованы 22 человека в возрасте 90 лет и старше. Предстоящим летом наша медико-биологическая программа охватит и другой южный регион – Нахичеванскую автономную республику.
Формат этих работ мы во многом позаимствовали из советско-американского проекта, дополнив его поиском генов, ответственных за долголетие, биохимических маркеров старения. Исследования ведутся в двух выборках населения. Первую составляют сами долгожители (90 лет и старше) и их ближайшие родственники. Вторую – представители соседних семей, где не отмечены случаи долгожительства, что позволит выявить генетическую составляющую долголетия.
Кроме популяционного ресурса, ценный для науки “козырь” – компактность территории Азербайджана. Долгожители и обычные люди живут рядом из поколения в поколение, в сходных социально-бытовых и экологических условиях, что облегчает параллельное исследование, а тесный контакт с местными властями и специалистами (невропатологи, терапевты, физиологи) помогает всесторонне оценить статус здоровья населения.
– Знаю, что профессор Владимир Хавинсон приезжал в Баку с целью помочь в создании Геронтологического общества в Республике Азербайджан с дальнейшим его включением в Европейскую ассоциацию геронтологии и гериатрии. В конце прошлого года вы нанесли ответный визит в Санкт-Петербургский институт биорегуляции и геронтологии. Какие надежды возлагаете на сотрудничество с ним?
– Исходя из того, что в этом институте создан задел работ по биологии старения, комплексной оценке влияния факторов внешней среды на продолжительность жизни, хотим наладить совместные исследования. Прежде всего – по определению генетической предрасположенности к долгожительству и различных маркеров, коррелирующих с длительностью жизни или с износом организма. Другое заманчивое направление, на котором достигнуты благотворные результаты для пациентов, – применение разработанных в институте пептидных биорегуляторов, повышающих качество жизни пожилых людей. Если нам удастся создать экспериментальную базу, сможем исследовать некоторые возможности пептидов и здесь, в Азербайджане. Петербургские коллеги готовы включиться в проект, что отражено в подписанном нами договоре.
Он предусматривает важные практические моменты – возможность посылать наших специалистов на обучение новым техникам и лабораторным методикам и в то же время привлекать к полевым работам на территории Азербайджана российских ученых. Чтобы не снижать общего темпа, планируем генетические исследования проводить в Санкт-Петербурге, например, оформить генетические паспорта на каждого из 22 выявленных нами долгожителей из Ленкорани, что было бы украшением проекта. У нас в республике исследования такого профиля пока не ведутся. Но мы обсуждали перспективу создания в нашем институте лаборатории генетики и молекулярной биологии и с партнерами из Петербурга, и с руководством НАНА в лице ее президента, академика Акифа Ализаде, который активно поддерживает наш проект. Достаточно сказать, что в прошлом году геронтология была объявлена одним из приоритетных направлений развития азербайджанской науки.
– Итак, вы обновили формат и состав участников исследований, начатых более 30 лет назад. А может, стоило начать с чистого листа?
– Пословица недаром гласит: “Повторение – мать учения”. Киевские коллеги попросили нас повторить медико-биологические исследования в Казахском районе, на границе с Грузией, где уже работали в конце прошлого века. Они могли встретить там если не самих людей, которых тогда обследовали, то их ближайших родственников, отследить динамику демографических процессов в миниатюре. Но это не означает, что мы ограничимся старыми связями и наработками. Напротив, планируем расширить границы сотрудничества, взаимодействовать с ведущими научными центрами Европы и США, перенимать и обогащать их подходы. Уверена, в следующих экспедициях международных партнеров будет больше и обновление проекта продолжится. Так, в его начальном варианте было много этнографических исследований. Их предстоит осовременить (безусловно, за 30 лет изменились уклад, обычаи, внутрисемейные отношения), сопоставить эти данные и оценить влияние перемен на жизнь людей преклонного возраста.
В ситуации “рестарта” свои преимущества и недостатки. Преимущества в отсутствии ограничений: нам все интересно, пробуем новые варианты и методики. Недостатки тоже очевидны – отсутствие свежих значимых результатов, но они не за горами, а предварительные данные обнадеживают.
Следующая экспедиция, с учетом климатических условий, состоится, скорее всего, в июне, в двух районах республики. Вообще, моя идея в том, чтобы провести “демографическую съемку” всей сравнительно небольшой территории Азербайджана, совмещенную с анализом заболеваемости населения старших возрастов, особенно 80+, чтобы понять, почему в отдельных ее зонах есть популяции с высоким индексом долголетия. И сформулировать тенденции на ближайшие 10-15 лет. Сочетание анализа и прогноза позволит выстраивать службу здравоохранения, структуру медицинского образования – ведь у нас в институтах геронтология как предмет, изучающий в том числе возрастные заболевания, до сих пор не преподается!
– Вы рассматриваете небольшие группы людей, которым посчастливилось жить долго. Но что это даст человечеству, нашей стареющей, седеющей планете? В чем практический смысл исследований – чтобы людей, которым за 90, еще прибавилось?
– Знаете, природа потратила столько сил, чтобы создать Homo sapience как биологический вид не для того, чтобы он уходил из жизни в 80, а то и раньше. Специалисты считают, что видовой предел для человека 120 лет. Почему бы нам не добиться того, чтобы все доживали до этого возраста? Продолжительность жизни, несмотря на загрязнение окружающей среды и прочие негативные факторы, растет. Чем не свидетельство того, насколько большие резервы спрятаны в организме человека! Их надо раскрывать, это приведет нас к поразительным результатам. Поэтому так важно определить набор генов, предопределяющих (процентов на 20-25) долголетие, и оценить статус здоровья наших долгожителей. Как говорит упомянутый профессор Владимир Хавинсон, трудно даже вообразить, какие еще открытия мог бы совершить Эйнштейн, доживи он до 90 лет. Это касается не только Эйнштейна…
С возрастом человек помимо, увы, неизбежных болезней, приобретает огромный опыт, колоссальные знания. И если дать ему возможность реализовать их, человечество достигнет еще большего прогресса. Поскольку наше исследование комплексное, рецепты азербайджанского долголетия будут очень полезны для каждого!

На нижнем фото: Обследование пациента в рамках международной геронтологической экспедиции в Ленкоранский район Азербайджана летом 2015 г.

Беседу вел Аркадий СОСНОВ
Фотоснимки предоставлены
Институтом физиологии НАНА

Нет комментариев