Поиск - новости науки и техники

Взрослые – за парту! Силу личности и коллектива формирует конкурентоспособность.

В последнюю декаду 2015 года в Кремле состоялось заседание Государственного совета по вопросам совершенствования системы общего образования в Российской Федерации. Казалось бы, не наша, школьная тема. Но, говоря о необходимости для общества системы повышения профессионального роста учителей, президент В.Путин подчеркнул, что в деле внедрения современных программ подготовки и повышения квалификации педагогов надо расширять участие вузов.
Каких – педагогических? “Так они и будут учить тому, что умеют, что и так преподают”, – услышала я от коллег. Иных? А почему вообще проблема повышения квалификации – забота вуза? Может, все-таки отрасли, конкретной организации?
Вроде простые вопросы, но от ответа на них сегодня зависит наша конкурентоспособность, по большому счету наше будущее, утверждает научный руководитель Тюменского государственного университета Геннадий КУЦЕВ.

– Человек, как известно, любит соперничество, только если не сомневается в своем превосходстве. Но еще В.Даль определял “соперничество или состязание в торговле и промыслах, соискательство, соревнование” словом “конкуренция”. Знаток русского языка неспроста ставил эти понятия в один ряд. Они – грани единого явления, – издалека заходит доктор философских наук. – Правда, в советское время у нас его именовали социалистическим соревнованием, а, воспитывая специалиста, о конкуренции старались не говорить, хотя она существовала и между странами, и между предприятиями, и между людьми. Карьеру ценили, но слово “карьерист” заведомо несло сугубо негативный оттенок – ведь и индивидуальная, и коллективная конкуренция были отнесены к обществу с капиталистическим укладом.
– Однако сегодня за конкуренцию ратуют, особенно те, кто способен превзойти соперника. Преимущества экономики обычно измеряют размером прибыли. Но ведь конкурентоспособность педагога, специалиста не оценивают в рублях. Должны быть и вроде есть какие-то другие мерила потенциальных возможностей человека, тем более коллектива, фирмы?
– Вы про социальный капитал – менталитет населения, здоровье, уровень общего и профессионального образования, качество социальных институтов и многое другое? Из них в конечном итоге и формируется конкурентоспособность трудовых ресурсов, инвестиционная привлекательность любой территории или коллектива. На первом плане здесь образование, в особенности профессиональное. По данным социологов, 71% предпринимателей отметили, что конкуренция реально имеет место в их сфере деятельности, воспринимается как “двигатель прогресса”. Чем масштабнее социальная общность, тем больше возможностей целенаправленно формировать конкурентные преимущества. Потому столичные центры, крупные мегаполисы всегда объективно выигрывают в соревновании за человеческие ресурсы, инвестиции. Однако в условиях глобализации не только в столицах возникают центры опережающего развития, региональные технопарки, особые экономические зоны, формируются инновационные системы.
– Но любые ресурсы, а тем более финансовые, всегда ограниченны.
– Поэтому, заботясь о повышении своих конкурентных преимуществ, важно определить те направления деятельности, организационные формы, которые при меньших затратах ресурсов дадут более эффективную отдачу. Ведь не случайно страны, лидирующие в научно-техническом развитии, направляют на образование более 10% валового национального продукта. Полагаем, что для оценки, измерения конкурентоспособности личности, социальной общности можно использовать показатели инновационной активности, которые относительно легко мониторить. Одним из значимых индикаторов здесь является тяга, интерес к достижениям науки и техники. По данным нашего исследования 2013 года, треть опрошенного экономически активного населения проявляет интерес к достижениям науки и техники, но только одна десятая часть в той или иной мере участвует в инновационной деятельности. Мы замеряли влияние на инновационную активность уровня образования, оснащенности рабочего места респондентов, личную вооруженность цифровыми устройствами, уровень и источники информирования, вплоть до влияния социально-психологических факторов. Неожиданно для социологов на первое место вышел фактор морального одобрения окружающих (63,9% опрошенных) по сравнению с фактором технической поддержки – 22,4%, финансовой поддержки – 20,5%, административной поддержки – 19%. Видимо, сказываются особенности нашего национального характера, менталитета. Причем резкий скачок интереса к инновациям наблюдается у людей, имеющих высшее образование (почти 40% уделяют внимание) и еще на 25% прибавляется такой интерес в группе опрошенных специалистов с учеными степенями. Ниже интерес к инновациям в группе населения со средним профессиональным образованием, что связано в первую очередь с характером их занятости в экономике.
Также мы проанализировали интерес к инновациям людей, проходивших повышение квалификации в различной форме и в различные сроки. Особенно отслеживают инновации или принимают участие в их продвижении те работники (41,4% опрошенных), которые прошли повышение квалификации в течение последних 5 лет. Среди тех, кто последний раз делал это более 5-10 лет назад, интерес к инновациям проявляли только 10% респондентов. А свыше 15 лет назад – лишь 1,6%. Самый малый разрыв с последним повышением профессиональной квалификации у генераторов инновационных идей. Эти данные показывают, что именно система переподготовки и повышения квалификации в большей степени, чем даже базовые учебные заведения профессионального образования, должна быть нацелена на инновационное обновление профессиональных знаний работающего населения, способствовать росту его конкурентоспособности на рынке труда.
– Пока такая система более или менее выстроена для чиновников государственной и муниципальной службы…
– Еще и для работников здравоохранения, топ-менеджеров крупного бизнеса, а надо выстраивать ее для самых разных специалистов. И делать это именно с помощью вузов, потому что там есть для этого условия, кадры и не утрачена требовательность к результатам своего труда.
Однако среди достаточно многочисленных показателей эффективности высших профессиональных учебных заведений пока нет даже упоминания о дополнительном профессиональном образовании. Надо сосредоточивать дополнительное профессиональное образование именно в самых эффективных вузах при самом принципиальном контроле качества на выходе. В нынешней социально-экономической обстановке, возможно, было бы правильно сдвинуть часть бюджетного финансирования вузов с базового образования на дополнительное профессиональное образование, на масштабное повышение квалификации по современным, конкурентоспособным компетенциям.
– Но захочет ли сесть за парту население?
– Не в этом вопрос. Категорически – надо! Институт социологии РАН утверждает, что последние два-три года в России отмечается тенденция сокращения инвестиций в дополнительное образование и квалификацию даже представителей среднего класса. Люди все меньше тратят на самообразование. Но способность к реализации инноваций, а это – самое главное в долгосрочной стратегии формирования конкурентоспособности и конкурентных преимуществ государства, невозможна без высокой инновационной активности работников. Причем самую быструю отдачу от системы образования можно получить через всемерное развитие образования взрослого работающего населения. Экономические расчеты показывают, что инвестиции в дополнительное профессиональное образование выгоднее, более предсказуемы, надежны, чем в любую другую форму образования. Не зря системой непрерывного образования охвачено в Австрии – 89,2% экономически активного населения, в Дании – 79,7%, в Финляндии – 77,3%, в Швеции – 71%, в Швейцарии – 68%, во Франции – почти 42%, в Великобритании – 37,6%. Доля экономически активного населения России, охваченного дополнительным профессиональным образованием, сегодня не выше 22,4%.
– И что же делать?
– Развивать непрерывное дополнительное профобразование, формировать и сертифицировать системы повышения профессиональной квалификации. Недостаточная развитость их – одна из причин низкой конкурентоспособности российской экономики. Не случайно об этом сказал на Госсовете по образованию В.Путин. А Д.Медведев, выступая на прошлом Гайдаровском форуме, заявил, что сейчас во всем мире инвестиции в знания растут быстрее, чем вложения в основные фонды. В России же работники, постоянно обновляющие свои знания, в меньшинстве. Нам надо добиться непрерывного дополнительного профессионального образования практически всего занятого населения, используя для этого не только личное, но и часть рабочего времени человека. А для более полной и точной оценки можно использовать количество времени, затрачиваемого в год на переподготовку и повышение квалификации на одного работающего. Уровень финансовых затрат на эти цели не дает объективной картины. Одна зарубежная стажировка топ-менеджера обычно превышает расходы на повышение квалификации десятков человек.
– Ой, как только пойдет на это мода, тут же появятся фирмы-однодневки, халтурщики…
– Мне кажется, понимая это, В.Путин и сказал, что надо расширять в этой работе участие вузов. Прежде чем выстраивать обновленную систему переподготовки и повышения квалификации населения, занятого в экономике и социальной сфере, надо отработать систему показателей, индикаторов для мониторинга этих процессов. Здесь следует поставить на первый план: периодичность такой учебы, количество рабочих дней или часов в году, использованных на повышение квалификации, объем финансовых ресурсов, направленных на эти цели. Вряд ли стоит, например, верным считать решение о снижении объема часов дополнительной профессиональной учебы с 72 до 16. Это несерьезно. Оптимальным вариантом для решения этой ключевой для наращивания конкурентных преимуществ проблемы было бы принятие Федерального закона “О дополнительном профессиональном образовании взрослого населения”. Одной статьи в ФЗ “Об образовании в РФ” явно недостаточно. Возможный выход – создание федерального фонда дополнительного профессионального образования (ДПО). А учитывая, что сейчас повышение квалификации в основном идет за счет личных средств граждан, а частные собственники объективно не заинтересованы расходовать полученную прибыль на эти цели, возможно, следует по примеру других стран ввести специальный налог на содержание и развитие дополнительного профессионального образования. Отдай налог на ДПО и за направление на профессиональную учебу своих работников, пожалуйста, получи компенсацию из фонда. Не направил – средства остаются в фонде, для фирмы – чистая потеря. А ведь соперничество за высококачественные трудовые ресурсы – это конкуренция за умы, она идет не только между странами, но и внутри государства между центром и периферией. К тому же надо иметь в виду, что самые продвинутые в научно-техническом отношении страны проводят агрессивную политику отбора и привлечения интеллектуальных ресурсов. Особенно по перспективным, прорывным направлениям развития науки и техники, начиная со студентов и аспирантов – через широко развитую систему грантов и завершая привлечением лидеров ведущих научных школ. Экономические потери стран-доноров в этом случае оцениваются в миллиарды долларов. В современных условиях именно с точки зрения конкурентного потенциала следует в первую очередь оценивать миграцию научно-технической интеллигенции из страны, делать все возможное для закрепления квалифицированных специалистов, более того для их привлечения из других стран.

Беседу вела
Елизавета ПОНАРИНА
Фото автора

Нет комментариев