Поиск - новости науки и техники

Польза от противного. Паук покажется более привлекательным, если узнать его получше.

Мало у кого пауки вызывают положительные эмоции. Недаром в фантастических фильмах некоторые злобные персонажи-инопланетяне имеют облик гигантских членистоногих существ. Но у природы нет плохих детей, всех она любит. А этих, похоже, особенно. Потому что самых разных видов пауков – не менее 100 тысяч. Из них более половины еще не изу­чены как следует. Исследованием такого огромного биоразнообразия занимается не так много ученых. Среди них – научный сотрудник Дальневосточного федерального университета кандидат биологических наук Михаил ОМЕЛЬКО. Его работа поддержана грантом Президента РФ. Чем интересны пауки науке? Это постарался понять наш корреспондент.

– Пауки – это хищные членистоногие, – рассказывает Михаил Михайлович. – Они выполняют важную роль, поедая насекомых и других беспозвоночных животных – вредителей сельского хозяйства. В свою очередь, пауки – ценный источник питания для более крупных животных, например птиц. Всего известно около 46 000 видов пауков. На Дальнем Востоке (включая его тропическую часть) обитают тысячи их видов. И все же мировая фауна этих существ изучена недостаточно. Реальное видовое разнообразие гораздо значительнее: можно говорить о не менее чем 100 тысячах видов. Таким образом, более половины из них – все еще “белое пятно” для науки. Между тем изучение пауков, как, впрочем, и других групп животных, позволяет лучше понять эволюционные процессы природы.
– Находите ли вы новые виды пауков? Как определяете, что это новый вид?
– Экспедиции составляют неотъемлемую часть нашей работы. Из каждой из них мы обязательно привозим новые виды. Иногда они новые для конкретного региона (например, для фауны России или Приморского края), иногда собранные виды могут оказаться новыми для науки. Чтобы определить все это, приходится просматривать большое количество литературных источников, сравнивая изображения уже изученных видов с собранными нами экземплярами.
Сначала я занимался исследованием территорий Приморского и Хабаровского краев. Большой интерес для меня представляют горы хребта Сихотэ-Алинь. Дело в том, что многие виды пауков обладают низкой расселительной способностью, и в связи с этим те, что обитают на отдельно стоящих горных вершинах, оказываются изолированными друг от друга. Постепенно, в ходе эволюции на этих вершинах образуются так называемые высокогорные эндемики, то есть виды с очень локальным распространением, обитающие только на одной горной вершине.
Сейчас в сферу моих научных интересов входят тропики Юго-Восточной Азии. Первая моя тропическая экспедиция состоялась зимой 2011/2012 годов. Это была поездка на остров Шри-Ланка, куда меня пригласил один из ведущих мировых систематиков пауков доктор биологических наук Юрий Михайлович Марусик. Эта поездка продемонстрировала мне огромные перспективы изучения пауков в насыщенных жизнью тропических регионах планеты. В 2013 году я организовал экспедицию в Лаосскую Народно-Демократическую Республику – небольшое государство Юго-Восточной Азии, где собрал крайне интересную коллекцию пауков.
– В каком виде вы приво­зите пауков в лабораторию и как их изучаете? 
– В основном, для систематических исследований мы умерщвляем собранных пауков и храним их в 70-процентном растворе этилового спирта. В таком виде коллекция может храниться неограниченно долго. Главное – следить за тем, чтобы спирт не испарялся. В последнее время широкое применение нашли молекулярные методы исследований – изучение ДНК. Для таких случаев материал хранится в 96-процентном растворе спирта, чтобы предотвратить повреждение ДНК.
У некоторых групп пауков очень близкие виды сильно отличаются по поведению, а именно по так называемым брачным танцам. Эти танцы представляют собой сложные последовательности движений лап и брюшка, которые совершает самец, чтобы привлечь самку своего вида. Исследование брачных танцев – очень интересная, хотя и непростая задача. Когда-то я проводил подобные работы при выполнении одного из проектов. Чтобы изучить брачные танцы близких видов, мы вначале собирали живых самцов и самок, а затем размещали в лаборатории в специальных пластиковых садках. Потом пауки попарно переносились в другие садки, с белой подложкой. Цифровая видеокамера, расположенная на штативе, регистрировала, как происходил брачный танец самца, его длительность и так далее.
В лабораторных условиях мы исследуем детали внешнего строения пауков бинокулярными микроскопами. Если тот или иной экземпляр используется при написании публикации, то делаем иллюстрации с помощью цифровой камеры, установленной на микроскопе. Так как глубина резкости при съемке мелких объектов небольшая, то применяем метод стекинга, или, как его еще называют, послойной съемки, – когда объект снимается много раз (вплоть до десятков снимков) с постепенным сдвигом зоны фокусировки, а финальное изображение является результатом “сшивки” всех кадров в специальной программе. Таким образом, чтобы должным образом проиллюстрировать вид, мы делаем много сотен снимков, что, конечно, отнимает немало времени. Молекулярные исследования для нас делают специалисты-генетики.
– Какая научная проблема наиболее важна для вас?
– Грант Президента России позволит мне продолжить исследование фауны пауков, обитающих в Приморском крае, и совершить две экспедиции в Юго-Восточную Азию. Средства будут тратиться, в первую очередь, на организацию полевых исследований в России и за рубежом. У нас имеется обширный задел по этой проблематике, в течение многих лет мы собирали и исследовали пауков Дальнего Востока. Этот опыт поможет нам в новых работах.
Исследование систематики и фаунистики пауков – фундаментальная научная задача. Однако получаемые нами данные могут найти применение и в различных природоохранных мероприятиях.
– Работа в экспедициях связана с немалыми трудностями. Что-то непредвиденное случалось?
– Конечно. Как я уже говорил, одна из сфер моих интересов – изучение пауков горных вершин Сихотэ-Алиня. Экспедиции в горы часто опасны, учитывая труднодоступность подобных местностей. Однажды в ходе экспедиции в Хабаровском крае один из членов группы неудачно упал и сломал ногу. В результате с горы нас эвакуировал вертолет Хабаровского МЧС. В другой раз руководитель экспедиции получил сильный ожог ноги, и нам пришлось срочно возвращаться во Владивосток. Такие случаи редки, но надолго остаются в памяти.
– Как складывается сотрудничество с другими учеными, занимающимися сходными проблемами? 
– Особенность российской арахнологии (науки, изучающей пауков) в том, что круг ученых в ней не очень широкий. Большинство российских специалистов, работающих с пауками, как правило, знают друг друга лично. В этом есть как плюсы, так и минусы. С одной стороны, небольшое количество активно работающих арахнологов не могут быстро решить все имеющиеся в нашей научной сфере вопросы, с другой – в тесном кругу коллег складывается теплая дружеская атмосфера.
– Случались ли какие-либо неожиданности с вашими пауками?
– Одна из особенностей нашей работы в том, что надо время от времени вывозить коллекции пауков за пределы России и возвращать их обратно. По закону, провоз таких коллекций через границу должен сопровождаться оформлением соответствующих документов для таможни. Их получение в условиях современной России – процесс настолько сложный, что мне, равно как и многим моим коллегам, приходится возить коллекции без официального разрешения, просто упаковав в багаж. К сожалению, такой полулегальный способ провоза чреват проблемами с законом. Так, совсем недавно при пересечении границы Финляндии с Россией российские таможенники обнаружили у меня коллекцию пауков, которую я вез обратно в Россию, и сняли меня с поезда. В результате я провел несколько не очень приятных часов на таможенном пункте (где, в конце концов, выяснилось, что состава правонарушения в моих действиях нет) и опоздал на самолет. Хотелось бы, чтобы когда-нибудь российское законодательство стало более лояльным к собственным ученым, работающим на благо страны.
Фирюза ЯНЧИЛИНА
Иллюстрации предоставлены М.Омелько

Нет комментариев