Поиск - новости науки и техники

Таких не берут в инженеры. “Троечников” отсекли от вузов.

Департамент профессионального образования Минобрнауки РФ сообщил, что на основании анализа хода и результатов приемной кампании принято решение о нецелесообразности предоставления подведомственным вузам права объявлять дополнительный прием в 2011 году. Уже по результатам первой волны стало известно, что более 100 вузов не смогли набрать студентов на бюджетные места – эти данные привел министр образования и науки Андрей Фурсенко, выступая на заседании правительства. Самыми непопулярными у абитуриентов оказались специальности в области металлургии, энергетики, транспорта и строительства.
Директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина АБАНКИНА считает, что отмена дополнительного приема вызвана многими причинами.
 Зачисление в три волны имело место только в 2009 году, когда ЕГЭ впервые проходил в штатном режиме по всей стране. И уже тогда стало ясно, что третья волна практически ничего не дает, если правильно организовать первые две и ответственно отнестись к выдаче документов абитуриентам, решившим отдать их в другой вуз. Опыт прошлого года показал, что такой порядок намного проще и прозрачнее, чем трехэтапное зачисление. Поэтому и в этом году снова утвердили двухэтапную процедуру.
Как и в 2010 году, остается довольно напряженной демографическая ситуация. Абитуриенты с высокими баллами ЕГЭ зачисляются в первые две волны. Таким образом, дополнительный набор – это скорее мера по спасению вузов, не сумевших набрать выпускников на бюджетные места и готовых брать “троечников”: ведь потеря бюджетных мест для них означает уменьшение финансирования.

Контрольные цифры приема распределяются между вузами в зависимости не только от востребованности будущих специалистов на рынке труда, но и от того, каких абитуриентов вузы могут к себе притянуть. Выпускники с высоким баллом идут в университеты, пользующиеся уважением и дающие шансы на более успешную карьеру в будущем.
Министерство образования и науки с середины года, выполняя поручение президента, обеспечило повышение финансирования подготовки кадров по специальностям для приоритетных направлений науки и техники. Таких направлений, как известно, выделено пять, в соответствии со стратегическим развитием России. Утверждено 113 специальностей, и всем вузам, которые по ним готовят, финансирование на каждого студента было увеличено как минимум на 30%.
То есть государственные средства направлены на то, чтобы, с одной стороны, поддержать и профинансировать современные образовательные программы по специальностям, соответствующим приоритетным направлениям техники и технологий, с другой – вузы, отвечающие предпочтениям семей. Дополнительный набор означал бы зачисление слабых абитуриентов, которые вряд ли справятся с программами высшей школы. Фактически это было бы финансированием плохого образования.
В условиях повышения эффективности бюджетных расходов увязка финансирования с качеством образования по востребованным на рынке труда специальностям – мера оправданная. Она позволяет сконцентрировать финансирование на выбранных специальностях, которые соответствуют приоритетным направлениям развития экономики России, и на вузах, куда пришли абитуриенты с высокими баллами, а также провести реструктуризацию тех вузов, которые не могут набрать абитуриентов даже на бюджетные места. Закрыть их очень сложно, и у нас нет такого опыта. Довольно сложно и отобрать лицензию. Кроме того, государство остается ответственным за студентов 2-5 курсов, которые там уже учатся. Поэтому речь идет о том, чтобы сам вуз сконцентрировался на специальностях и направлениях подготовки, востребованных семьями или работодателями, обновил устаревшие программы. Подготовку по специальностям, которые не пользуются спросом, надо сокращать.
Возможна интеграция, партнерство с более сильными вузами, причем не обязательно российскими, организация совместных программ с европейскими, американскими университетами. Есть возможность приглашения зарубежных преподавателей. Государство выдает стипендии для стажировок и обучения за рубежом. Политика размазывания каши по тарелке, лишь бы заполнить все предоставленные бюджетные места, представляется устаревшей, консервирующей низкое качество, не способствующей конкуренции и развитию.
Хотелось бы подчеркнуть, что Минобрнауки уже не первый год формирует механизмы конкурентного распределения контрольных цифр приема, отдавая приоритет в первую очередь вузам и специальностям, пользующимся спросом и со стороны семьи, и со стороны работодателей. Эта политика направлена на увязку финансирования с качеством абитуриентов. Любой вуз характеризуется качеством своих студентов. Чем выше их творческий потенциал, способность включаться в научные разработки уже в процессе учебы, тем выше на выходе компетенции этих выпускников.
Однако семьи зачастую ориентируются на всплески сиюминутного спроса. Был очень большой всплеск спроса на психологов, и сегодня психологи эффективно работают в сфере образования и социальной помощи населению. Но этот рынок быстро насытился, и теперь на психологические специальности конкурс и стоимость обучения гораздо ниже, чем на другие специальности. С экономистами и юристами ситуация иная. Развитие малого и среднего бизнеса всегда требует экономического, бухгалтерского, финансового сопровождения своей деятельности. Эти рынки до сих пор развивающиеся.
На смену строительному буму пришел кризис, строительную отрасль так и не восстановили, там спад, и многие понимают, что перенасыщенность специалистами будет какое-то время сказываться. Поэтому семьи сегодня с этой отраслью перспективы своих детей не связывают.
Как уже упоминалось, государство вне зависимости от спроса семей поддерживает подготовку кадров для приоритетных направлений техники и технологий. Но сказать, что семьи повернулись к инженерному образованию, нельзя. Ученые НИУ ВШЭ провели исследование, какие специальности сегодня пользуются спросом, у кого есть риски потерять работу и у кого есть шансы найти работу по специальности. Причем работа по специальности трактовалась довольно широко: инженеры – специалисты не только по разработке сложного оборудования, но и по его обслуживанию. Одна из отраслей, где очень высокие шансы найти работу по специальности и очень низкие – потерять работу (а потеряв, высокие шансы снова трудоустроиться), – медицина. У экономистов, как ни странно, самые высокие шансы найти работу, даже если они ее потеряют. У инженеров же самые высокие риски потерять и самые низкие шансы найти работу по специальности.
У нас до сих пор сохранилась индустриальная модель образования. Во всех регионах есть технические и технологические вузы. Выпуск инженеров по разным специальностям превышает спрос. При высоких рисках трудоустройства и выстраивания дальнейшей карьеры заработки инженеров, как правило, очень невысокие и мало привлекательные для выпускников – от 7 до 15 тысяч рублей. Именно такую зарплату сегодня предлагают многие предприятия, большая часть которых неконкурентоспособна. Это касается и предприятий оборонного комплекса, которые сохраняют спрос на инженеров. Поэтому здесь больше заметны усилия государства, государственная политика, чем изменение спроса со стороны семей. В других отраслях выпускники могут претендовать на заработки 25-30 тысяч рублей, в Москве даже выше, для выпускников – разница примерно в два раза.
Но, надо сказать, и в советские времена зарплата инженеров была невысокой. Инженеров всегда было очень много, уровень их был разным, и похвастаться техническими изобретениями и высоким качеством продукции вряд ли было можно. Часто повторяют, что у нас сохранились инженерные школы. Но если говорить всерьез о качестве промышленной продукции, инженерных разработок в СССР – оно было очень низким. Только внешняя закрытость рынков позволяла такую продукцию выпускать. И до сих пор не решены очень непростые задачи структурной перестройки промышленности.
К тому же учиться на инженерных специальностях довольно сложно. Школьники к этому не готовы. В РАО в течение многих лет говорили, что в стране сильно подорвано преподавание физики, химии в школе. Особенно физики. Но этот вопрос долго игнорировался. А когда начали принимать в вузы только по ЕГЭ, тут и выяснилось, что лишь небольшой процент ребят готов сдавать физику, химию и другие предметы, которые нужны для поступления в технические вузы; что сдает физику – максимум 15% выпускников, а на самом деле – даже меньше, и количество бюджетных мест на специальности, где требуется физика как основной предмет, намного превышает число этих выпускников. Сказывается недостаточная оснащенность школ. Очень снизилась роль вузов в создании у ребят мотивации к изучению естественно-научных предметов, к инженерной работе. Многие европейские университеты начинают работать со школьниками с 11-12 лет, раскрывая все возможности современной науки, увлекая ребят этими предметами, пробуждая интерес к научному экспериментированию, научному взгляду на мир. В последних классах школы это делать поздно. У нас же эта работа системно поставлена не была. Речь не о профориентации, а об участии вузов в формировании научного мировоззрения детей. В Европе во многих странах есть интереснейшие музеи, технические и технологические, технопарки, где семьи с детьми проводят целые дни. Это входит в стиль жизни. У нас этого нет.
Недобор в инженерные вузы – результат комплексной отсталости и системных недоработок. Никакими срочными, единовременными мерами ситуацию не исправить. Нужны меры системного характера.

Записала Наталия БУЛГАКОВА
Фото с сайта http://www.hse.ru

Нет комментариев