Поиск - новости науки и техники

Скальпелем и молитвой. Отец Лука спасал людей как хирург и как священник.

Есть в стране государственный университет, который носит имя человека, известного многим как святитель Лука. Светский вуз – и святой? Но противоречия тут никакого нет. Профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, при посвящении в монашеский сан получивший имя Лука, внес огромный вклад в медицину, а его жизнь для многих поколений стала примером неисчерпаемой любви к людям и непреклонной верности себе. 

В Красноярском государственном медицинском университете им. профессора В.Ф.Войно-Ясенецкого (КрасГМУ) к истории вуза относятся с большим почтением. 
В начале Великой Отечественной войны в Красноярск были эвакуированы части четырех медицинских вузов блокадного Ленинграда и Воронежский стоматологический институт. В 1942 году все они были объединены в один Медицинский институт. Фронту не хватало врачей, и становлению нового медицинского вуза помогали всем миром – местные органы власти, институты, техникумы, больницы, промышленные предприятия не только Красноярска, но и других городов Сибири. 
И в то же самое время в Красноярске жил и напряженно трудился профессор В.Войно-Ясенецкий – ссыльный священник, главный хирург огромного эвакогоспиталя (ЭГ) №1515 и главный консультант всех госпиталей Красноярского края. Преподавал ли он во вновь созданном медицинском университете? Документально это не подтверждено, но известно достоверно, что каждую субботу профессор с европейским уровнем образования, богатейшим опытом практикующего хирурга и научной работы читал лекции и разбирал истории болезней для врачей красноярских госпиталей, организовав своего рода курсы повышения квалификации. 
Это была уже его вторая сибирская ссылка. Первая – с 1923 по 1926 год. Осудили уже именитого 46-летнего профессора по обвинению в шпионаже в пользу Великобритании. За его плечами были медицинский факультет Киевского университета, блестящая защита докторской диссертации, работа в земских больницах нескольких городов, создание семьи и рождение четырех детей, смерть любимой жены Анны, пострижение в монахи и принятие сана епископа… На момент первого ареста В.Войно-Ясенецкий возглавлял кафедру оперативной хирургии медицинского факультета Туркестанского государственного университета (г. Ташкент), много оперировал. 
За три года ссылки его несколько раз переводили из одного места в другое. Енисейск, деревня Хая, снова Енисейск, Туруханск и самое суровое, самое северное селение Плахино – между Игаркой и Дудинкой, снова Туруханск… И практически везде он делал самые разнообразные операции, консультировал, помогал страждущим. А также благословлял тех, кто просил благословения (а таких было много), молился, проводил службы на дому – и отказывался подчиняться властям, когда те пытались запретить ему это делать. За что и расплачивался новыми высылками.
Когда в Енисейске ссыльный хирург-священник начал принимать больных, желающих попасть к нему оказалось так много, что пришлось вести запись. В первых числах марта все было расписано до дня Святой Троицы (то есть до лета). 
На Енисее в то время свирепствовала трахома – инфекционное заболевание глаз, приводящее к слепоте. Бывший начальник Енисейского пароходства И.Назаров передал слова, услышанные им в 1930-е годы от эвенка Никиты из Нижнего Имбацка: “Большой шаман с белой бородой пришел на нашу реку. Скажет поп-шаман слово – слепой сразу зрячим становится. Потом уехал поп-шаман, опять глаза у всех болят”. Есть свидетельства, что в день Войно-Ясенецкий оперировал до 20 больных трахомой. 
Добиться права на проведение операций в местных больницах ссыльному священнику было не всегда просто, но очень скоро становилось ясно, что хирург он превосходный, и поток нуждающихся в помощи не иссякал. 
Стремительный рост популярности у народа и независимость нрава профессора не нравились властям. Но когда ГПУ, стремясь избавиться от него, отправляло на новое место ссылки, это вызывало сопротивление жителей. Сохранился документ – протокол внеочередного заседания Енисейского уездного Исполкома с постановлением ходатайствовать перед ГИК и ГОГПУ об оставлении в Енисейске ссыльного хирурга-профессора – “ввиду отсутствия в городе и уезде опытных врачей, а также совершенного отсутствия профессоров”. Надо заметить, что профессоров в то время не было и в Красноярске. 
Из заполярного Плахина власти довольно быстро отозвали Войно-Ясенецкого,  отреагировав на протесты населения: в туруханской больнице из-за того, что некому было сделать операцию, умер больной, и в городе возникли серьезные волнения – требовали вернуть доктора.
Валентин Феликсович всегда возил с собой чемоданчик с хирургическими инструментами. Но иногда приходилось использовать для операций совершенно неожиданные предметы – слесарные щипцы для удаления части кости, пораженной полиомиелитом, женский волос вместо хирургической нити, гусиное перо при трахеотомии. Кипятили инструменты перед операцией в самоваре.
В разных источниках упоминается, что в Сибири Войно-Ясенецкий пересадил мужчине почку теленка. Но документальных подтверждений тому нет – кроме свидетельства, что об этом писали местные газеты. Известно, что профессор действительно делал самые разнообразные операции, постоянно их усовершенствуя, придумывая новые методы. Нередко местные врачи приходили посмотреть, поучиться. Несколько раз оперировал больных с язвой желудка, проводил онкологические операции и, как писал в воспоминаниях, “однажды убрал у крестьянина опухоль правой глазницы и гайморовой области”.
Существовавшие в то время способы обезболивания нередко представляли опасность для жизни больного большую, чем сама операция. Войно-Ясенецкий начал повсеместно внедрять в Сибири разработанные им методы регионарной анестезии (тема его докторской диссертации). Суть ее в том, что, зная особенности иннервации, место выхода нерва, можно одним уколом обезболить участок тела, на котором проводится операция. Регионарная анестезия и поныне используется в стоматологии и косметологии.
В следующей своей ссылке – архангельской (1930-1933 годы), где условия жизни по сравнению с сибирскими были куда мягче, – В.Войно-Ясенецкий разработал новый метод лечения гнойных ран. Первое издание книги “Очерки гнойной хирургии” вышло в 1934 году. Рисунки автор делал сам – как утверждал один из его коллег, “он прекрасно рисует, его схемы выглядят как схемы атласов по нормальной анатомии”.
Эта книга была значительно доработана, обросла новыми главами во второй сибирской ссылке. В марте 1940 года В.Войно-Ясенецкий прибывает в село Большая Мурта, где начинает работать хирургом в единственной на весь район больнице на 20 штатных коек. Хирургическая служба до его приезда отсутствовала вовсе. Оперировал он каждый день. Врач Б.Ханенко вспоминал: “Все его звали “отец Лука”. Внешне суровый, строгий, он был справедливым и человечным. Вставал в 5 утра, молился перед иконой. Перед операцией крестился, крестил больного и приговаривал: “Все, что от меня зависит, обещаю сделать, остальное – от Бога”.
Для восстановления того, что было уничтожено следователями, Валентин Феликсович сделал запросы в Ташкентскую клиническую больницу – на истории болезней и в Ленинградскую публичную библиотеку – на копии иностранных статей по хирургии. А осенью 1940 года по разрешению маршала К.Ворошилова на два месяца уехал в Томск – изучать новейшую литературу по гнойной военно-полевой хирургии на немецком, французском и английском языках в библиотеке медицинского факультета Томского университета.
Когда началась война, профессор В.Войно-Ясенецкий отправил телеграмму председателю Президиума Верховного Совета СССР М.Калинину, в которой просил прервать ссылку и направить его в госпиталь: “Являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где мне будет доверено”. Телеграмма заканчивалась словами: “По окончании войны готов вернуться в ссылку”. 
Есть данные о том, что телеграмма до адресата не дошла, а осела во властных кабинетах Красноярска. В конце июля 1941 года за отцом Лукой в Большую Мурту прилетел самолет. В Красноярске за уже известного епископа-хирурга шла самая настоящая война – несколько ведомств сразу начали “охоту за бородой” (выражение бывшего начальника Енисейского пароходства И.Назарова). Выиграл ее главный хирург спешно разворачиваемого в городе местного эвакопункта №49. Под этой вывеской скрывались десятки госпиталей, примерно на десять тысяч коек. Профессор В.Войно-Ясенецкий был назначен главным (а потом и ведущим) хирургом общехирургического эвакогоспиталя №1515 и хирургом-консультантом всех красноярских ЭГ. Снова ежедневно оперировал, обучал местных врачей. И продолжал свои исследования. 
Дальше на восток госпиталей уже не было. Но и в Красноярск доставка раненых из-под Сталинграда порой занимала недели. Отсутствие антибиотиков и надлежащей санитарной обработки ран (вагоны были битком забиты) приводило к тяжелым осложнениям – остеомиелиту и даже сепсису. Профессор В.Войно-Ясенецкий сам проводил первичную сортировку вновь прибывших и самых тяжелых забирал в свой госпиталь. Изобретал новые операции. Сотни людей благодаря его знаниям и таланту хирурга сохранили жизнь, очень многие избежали ампутации. Отчеты ЭГ №1515 свидетельствуют, что удалось вернуть в строй до 70% раненых, которых большинство врачей считали безнадежными. Выдающийся хирург, академик АМН СССР Н.Приоров, побывавший в ЭГ №1515 с проверкой, отмечал, что ни в одном из других госпиталей он не видел таких блестящих результатов лечения инфицированных ранений суставов.
За разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах “Очерки гнойной хирургии” (закончен в 1943 году) и “Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов”, опубликованных в 1944 году, бывший ссыльный профессор в 1946 году был удостоен Сталинской премии I степени в размере 200 тысяч рублей – огромные деньги по тем временам. Узнав о высокой награде, он послал телеграмму генералиссимусу И.Сталину – с просьбой направить 130 тысяч рублей “на помощь сиротам, жертвам фашистских извергов”. 
…В КрасГМУ всех первокурсников приводят в небольшой музей, посвященный В.Войно-Ясенецкому. Его анатомические рисунки можно увидеть в университетских коридорах. При университете возводится храм святителя Луки. Ректор КрасГМУ профессор Иван Артюхов собирает материалы для книги, посвященной медицинской деятельности профессора В.Войно-Ясенецкого в период сибирских ссылок, – он объездил все сибирские селения, где жил выдающийся хирург, встречался с людьми, работавшими рядом с ним, собирал их свидетельства. “Фактографических материалов о его жизни много, написаны книги, сняты фильмы, – говорит ректор, – а вот что он делал и, самое главное, как его деятельность была связана с медицинской наукой и практикой – эта часть жизни Войно-Ясенецкого почти не освещалась. А знание ее важно и для истории медицины, и для воспитания и образования будущих медиков”. 
В следующем юбилейном для вуза году перед главным корпусом КрасГМУ встанет памятник выдающемуся хирургу, архиепископу Красноярскому и Крымскому, святителю Луке – Валентину Феликсовичу Войно-Ясенецкому. 

 

Только факты

Первоначально Красноярский медицинский институт имел только один факультет – лечебный. Ныне в КрасГМУ студенты обучаются на восьми факультетах. Кроме того, в структуру университета входят три института (стоматологии, постдипломного образования, профилактического и лечебного питания), медико-фармацевтический колледж, Центральная научно-исследовательская лаборатория, НИИ молекулярной медицины и патобиохимии, межкафедральные лаборатории, научные и тренинговые центры (в том числе с международным участием), Лингвистический центр и другие подразделения. Университет стал одним из ведущих медицинских научных центров Сибири и Дальнего Востока. 
Всего с момента основания в вузе подготовлено около 40 тысяч врачей, 90% которых работали или работают в Красноярском крае.
С декабря 2004 года и по настоящее время КрасГМУ возглавляет доктор медицинских наук, профессор Иван Артюхов. Под его руководством были разработаны и вошли в практику инновационные образовательные программы – медицинская информатика, молекулярная и трансляционная медицина, программы на иностранном языке. Раньше, чем в других медицинских вузах страны, была внедрена и сертифицирована система менеджмента качества. Научные интересы ректора лежат в сфере общественного здоровья, организации здравоохранения и медицинского образования. В начале 1990-х годов он первым в России начал разрабатывать новое направление научных исследований – здоровье ранее не регистрируемых в стране групп населения – беженцев, вынужденных переселенцев, безработных. Ряд предложений, вытекающих из результатов его научной работы, был использован при подготовке Федерального закона “О вынужденных переселенцах”. 

 

Наталия БУЛГАКОВА
Фотоснимки предоставлены пресс-службой КрасГМУ
На нижнем снимке: ректор Иван Артюхов показывает Надежде Бранчевской, работавшей в 1941 году начальником медсанчасти ЭГ №1515, картину, автором которой предположительно был В.Войно-Ясенецкий.

Нет комментариев