Поиск - новости науки и техники

На пути к ясности. Какой быть системе управления наукой?

Не так давно был утвержден План реализации Стратегии научно-технологического развития (СНТР) России на ближайшие три года. В разгар лета долгожданный документ (согласно указу президента, он должен был выйти в марте) ажиотажа не вызвал. Это, однако, не означает, что заинтересованные ведомства его не заметили. В плане прописан довольно напряженный график мероприятий, так что исполнители должны включаться в работу без промедления. Российская академия наук значится среди ответственных за выполнение многих пунктов плана. В частности, РАН должна участвовать в разработке государственной программы “Научно–технологическое развитие РФ” и входящей в ее состав Программы фундаментальных исследований, “сформированной в соответствии с большими вызовами и включающей механизмы их корректировки”. На последнем перед летними каникулами заседании Президиума РАН было принято решение о создании рабочей группы по подготовке проекта Программы фундаментальных исследований Российской Федерации на долгосрочный период. 

Что думают в Академии наук по поводу Плана реализации СНТР? Какой видят новую программу фундаментальных исследований? Как определяют ее место в меняющейся системе управления наукой? На эти вопросы “Поиску” ответил заместитель президента РАН, руководитель Информационно-аналитического центра “Наука” член-корреспондент РАН Владимир Иванов.

– Владимир Викторович, вначале хотелось бы узнать, соответствует ли План реализации СНТР вашим ожиданиям? Приняты ли предложения РАН? 

– Этот план готовился Министерством образования и науки России, которое несет основную ответственность и за его реализацию. Академия наук давала свои замечания, часть из них учтена, часть нет. Но в целом план отражает уровень понимания властью возможностей и логики функционирования науки. Время покажет, насколько это понимание соответствует действительности. Как известно, “гладко писано в бумаге…”

– Как, на ваш взгляд, формирующаяся “современная система управления в области науки, технологий и инноваций” (цитата из названия
п. 1 плана) будет соотноситься с законом о РАН? 

– Владимир Владимирович Путин в ходе встречи со старейшинами РАН 30 мая так сформулировал свое видение роли и места академии в системе управления наукой: “Нужно подумать о том, как нам дальше структурировать саму административную структуру, как нам сделать ее более эффективной, приспособленной к решению задач сегодняшнего дня с тем, чтобы Академия наук была именно штабом исследований и определения перспектив развития науки”. С учетом положений ФЗ №253 это означает, что на академию возлагается ответственность за разработку научной политики. А это требует наделения ее ресурсами и полномочиями. Однако если с постановкой задачи все понятно, то механизмы ее выполнения в законе сформулированы туманно. Очевидно, что необходимо внести изменения в законодательство. В РАН соответствующие предложения подготовлены. 

– Ключевая роль в реализации СНТР отводится советам по приоритетам научно-технологического развития. Нет ли у вас опасений, что передача всей власти советам приведет к сокращению полномочий Академии наук?

– Сам факт создания системы советов никакого беспокойства у нас не вызывает. В академии советы по научным направлениям и программам – это основной механизм управления исследованиями. Можно говорить об их эффективности, но, как известно, нет предела совершенству. С 2008 года по похожей схеме действует Программа фундаментальных научных исследований государственных академий наук. За почти десять лет работы в рамках этой программы была налажена координация фундаментальных исследований госакадемий. Этот опыт можно распространить на всю фундаментальную науку, ведь во многом благодаря академической системе уровень фундаментальных исследований в стране удалось сохранить, несмотря на трансформации последних лет.

Вообще же советы по приоритетным направлениям – это, по сути, возврат к методам, хорошо зарекомендовавшим себя во времена СССР. Так, в структуре Специального комитета, ответственного за создание атомного оружия, действовал Технический совет, который определял направления исследований и разработок и обеспечивал их координацию. Аналогичный орган, известный как Совет главных конструкторов, работал и в космической отрасли. В этих советах, что характерно, ведущую роль играли ученые и конструкторы, а администраторы создавали необходимые для работы условия. При этом личная ответственность руководителей всех уровней была очень высока. 

Если удастся сформировать такой подход применительно к прикладным исследованиям и разработкам, то можно ожидать хороших результатов. Ключевым вопросом в данном случае является организация работы советов по приоритетным направлениям. Руководить процессом должны высококвалифицированные специалисты, а не “эффективные менеджеры” без практического опыта реализации научно-технологических проектов и управления научными организациями. 

– Согласно Плану реализации СНТР, государственная программа “Научно-технологическое развитие РФ” должна быть утверждена к
1 октября текущего года, а входящая в ее состав Программа фундаментальных исследований (ПФИ) – к 1 июня 2018 года. Почему сначала планируется принять большую программу, а потом ее составляющие? 

– Пока нет полной ясности, что будет представлять собой госпрограмма. Можно предположить, что на первом этапе будут определены механизмы и направления деятельности, а на следующем – приняты конкретные подпрограммы и проекты в соответствии с заявленными приоритетами. В этой логике такая последовательность объяснима.

В рамках ПФИ, о которой говорится в плане реализации Стратегии как о программе, сформированной в соответствии с большими вызовами и включающей механизмы их корректировки, будут проводиться исследования, направленные на решение конкретных актуальных задач. Однако спектр фундаментальных задач значительно шире. Поэтому в РАН приступили к разработке более полного документа – Программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период. Эта программа должна обеспечить получение новых знаний, в том числе прямо не связанных с поставленными в СНТР проблемами. 

– РАН разрабатывает эту широкую программу фундаментальных исследований в инициативном порядке? 

– Академия наук обязана это делать в соответствии с законом о РАН. Первый вариант концепции программы был подготовлен еще в 2014 году, прошел широкое обсуждение в научном сообществе, на рабочих совещаниях в Академии наук и на заседании Президиума РАН. Однако по ряду не зависящих от нас причин эта работа была приостановлена. Теперь ситуация поменялась: Минобрнауки поддерживает идею о разработке данной программы. В министерстве положительно отреагировали на наше предложение о создании для этих целей межведомственной рабочей группы. В соответствии с решением Президиума РАН от 5 июля, такая рабочая группа сейчас формируется. К участию в ней приглашены представители университетов, ведущих научных центров, госкорпораций, а также правительственных структур, осуществляющих координацию и финансирование научных исследований и разработок. 

– Какое место должна занять эта программа в новой системе управления наукой?

– Ее роль вытекает из понимания значения фундаментальной науки, заложенного в СНТР, а именно: фундаментальная наука обеспечивает получение новых знаний и опирается “на собственную логику”. При этом, как написано в Стратегии, “поддержка фундаментальной науки как системообразующего института долгосрочного развития нации является первоочередной задачей государства”. 

Главная задача программы – консолидация научного сообщества, восстановление целостной системы фундаментальных исследований. Это позволит более рационально использовать те небольшие средства, которые государство выделяет на фундаментальную науку.

– Кстати, на заседании Президиума РАН задавалось много вопросов по поводу того, как будет финансироваться новая программа. Какой вам видится эта схема? 

– Прежде всего, отмечу, что сложившиеся в стране в последнюю четверть прошлого века система финансирования научных исследований и разработок и способы управления этой сферой не отвечают требованиям времени. СНТР по статусу эквивалентна Стратегии национальной безопасности. Такие документы в России принимаются впервые, и для их реализации старые механизмы не подходят. 

В идеале система финансирования ПФИ должна работать следующим образом. В законе о госбюджете определяются объемы финансирования приоритетов (один из них – фундаментальная наука), в рамках которых советы по направлениям определяют приоритетные проекты и исполнителей и распределяют выделенные средства. Финансирующие организации обеспечивают доведение средств. При этом должны быть учтены и возможности государственно-частного партнерства. 

Особое внимание надо обратить на рациональность расходования средств. Действующая Госпрограмма развития науки и технологий не обеспечивает эффективного распределения финансов на фундаментальную науку. Финансирование академических институтов, университетов, научных центров не скоординировано, система научных направлений не принята научным сообществом. Если управление и финансирование останутся такими же архаичными, непрозрачными, неповоротливыми, то и результат будет соответствующим. Даже выделение дополнительных средств ситуацию принципиально не изменит. 

– А вы не могли бы конкретизировать ряд моментов? Сохранятся ли у работающих в науке организаций базовые бюджеты? Пойдут ли деньги потенциальных участников программы в общий котел, или каждый продолжит распоряжаться своими финансами самостоятельно? Будут ли выделены на приоритеты дополнительные средства?

– В первом приближении можно нарисовать следующую схему. Программа фундаментальных научных исследований на долгосрочный период должна состоять из трех крупных разделов. Первый – фундаментальные исследования по максимально широкому спектру. Определение направлений исследований и распределение средств на их проведение осуществляет Координационный совет по Программе фундаментальных исследований. Результатом таких работ должны стать новые знания, необходимые и для образования, и для разработки новых технологий, и для выявления новых вызовов. Этот раздел финансируется из средств федерального бюджета, выделяемых для проведения исследований в академическом, вузовском и отраслевом секторах. Базовое финансирование научных организаций должно сохраниться, по крайней мере в обозримой перспективе. Кроме того, необходимо найти средства на создание в России крупных научных установок. 

В рамках второго раздела следует предусмотреть проведение ориентированных фундаментальных исследований, призванных обеспечить развитие приоритетных определенных СНТР направлений. Финансирование в этом случае может осуществляться в рамках средств, выделяемых на реализацию конкретных программ и проектов – из бюджетных и внебюджетных источников. 

Третий раздел программы должен обеспечить проведение исследований по инициативе отдельных ученых и научных коллективов при поддержке научных фондов, в первую очередь РНФ, РФФИ, ФПИ. 

Представляется, что такая схема организации исследований обеспечит не только выполнение Стратегии научно-технологического развития, но и поддержку выходящих за ее рамки проблем, а также создание научного задела на будущее. 

Беседу вела Надежда Волчкова

Фото Николая Степаненкова

 

Нет комментариев