Поиск - новости науки и техники

Отчего трясет Кавказ. Изучая настоящее, геологи понимают прошлое и видят будущее.

Выясняя, как найти Институт геологии и геофизики Национальной академии наук Азербайджана (ИГГ НАНА), услышала: “А это вы собрались к тем, кто нефть ищет? Великие люди: нефть найдут – и весь народ за счет этого живет”. И еще перед кабинетом Фахраддина Кадирова: “Ему, как академику-секретарю Отделения наук о Земле, подчиняется сам директор Института геологии и геофизики – президент НАНА”.

Что ж, как известно, в каждой шутке есть доля шутки. Бюджет Азербайджана, можно считать, наполовину состоит из доходов от нефти. Так что на геологов возложена в этой стране большая ответственность, но поле деятельности их гораздо шире нефтяных горизонтов. А в обязанности академика-секретаря Отделения наук о Земле Фахраддина Кадирова входят координация и развитие всех фундаментальных и прикладных исследований, а также подготовка кадров и международное сотрудничество по направлению науки о Земле в Азербайджане. 

По законам вежливости разговор начинается со слов о том, что с профильными московскими и питерскими институтами РАН коллектив ИГГ НАНА никогда связи не прерывал.

– Но сейчас в наших планах расширить контакты с институтами СО РАН и ДВО РАН, – говорит Фахраддин Абульфатович, едва мы познакомились. – И у тех, и у других есть впечатляющие работы – мы это знаем по совместному участию в международных семинарах и конференциях. Например, сибиряки интересны нам исследованиями Байкальской рифтовой зоны, дальневосточники прицельно занимаются грязевыми вулканами, подобными по многим характеристикам магматическим. В частности, они давно изучают Толбачик, магматический вулкан, и у них существует очень хорошая мониторинговая система таких геологических образований. В мире известно порядка 2,5 тысячи грязевых вулканов, в Азербайджане их 350. Интересно было бы провести совместные исследования, особенно у нас на Апшеронском полуострове.

– Это из-за предположения, что рядом с грязевым вулканом можно обнаружить нефть?

– Не только. Грязевые вулканы – одно из уникальных природных явлений. Причем они не всегда доступны, часто скрыты под землей, и тогда их называют погребенными грязевыми вулканами. Если бурильщик нефтяной скважины наткнется на такой погребенный вулкан, может случиться взрыв. А это – потеря на миллиарды рублей техники, опасность для людей. Поэтому при подозрении, что нашли скрытый грязевой вулкан, надо действовать осторожно. 

– Аккуратно поковырять?

– Что вы, ковырять опасно. Сначала надо посмотреть, что показывают геофизические поля, сделать сейсмическую томографию участка, провести параметрические исследования, микротреморные замеры, то есть определить основные факторы, с помощью которых можно прогнозировать наличие погребенных грязевых вулканов. Вот таким комплексным поиском мы и хотели бы заняться с коллегами из РАН. 

Очень интересна возможность на основе режимных наблюдений и использования оригинальной телеметрической системы оценить силу потока метана, поступающего в атмосферу от основных грязевых вулканов Азербайджана, и изучить их вклад в глобальный бюджет выбросов метана, дать оценку их роли в развитии парникового эффекта и изменения климата. Ведь многие вулканы, даже находясь в спящем состоянии, выделяют газы. Глубокие фундаментальные исследования вулканов полезны всему миру – вон в Антарктиде обнаружили более 90 спящих вулканов.

– Где вулканы – там риск землетрясений?

– Сейсмологические и геофизические опасности – тема, которой мы серьезно занимаемся. Мы изучаем столкновение Евразийской и Аравийской плит. Основная зона столкновения – Большой Кавказ. У нас на эту тему в 2006 году вышла коллективная статья, которая через 10 лет была признана входящей в 1 процент наиболее цитируемых работ в области Geosciences. Вместе с коллегами из ряда стран мы ее опубликовали в Journal of Geophysical Research: Solid Earth. Это говорит о том, что наши ученые – участники мегапроектов международного уровня. Например, в мегапроекте “Геодинамика Восточного Средиземноморья и Кавказа” (“Geodynamics of the Eastern Mediterranean and the Caucasus”) основным руководителем работы выступает Массачусетский технологический институт (МIТ), по Северному Кавказу – Институт физики Земли РАН, а мы отвечаем за южный Кавказ – Азербайджан. Проект изучает огромную территорию, которая охватывает Болгарию, Италию, Грецию, Турцию, Иран, страны Кавказа и Пакистан… За проведенные исследования руководителю проекта Р.Реилингеру в 2016 году была присуждена премия Paul G. Silver. А дальше продвинуться не удалось – Туркмения пока не захотела сотрудничать и сама не вела исследования по этому направлению. Хотя после недавнего официального визита президента Туркменистана в Азербайджан и подписания ряда соглашений появилась надежда – думаю, этот барьер нам удастся преодолеть. Мы получили интересные результаты в рамках данной работы: нашли, что существует Кавказский блок (плита), который от давления Аравийской плиты поворачивается против часовой стрелки и подходит под Евразийскую плиту. И видны признаки, что Южно-Каспийская впадина поворачивается по часовой стрелке, как бы раздвигаясь по разлому с Кавказом. Для геологов это очень интересная информация. Мы ее доложили коллегам в Москве в Институте физики Земли и в Институте геологии РАН. Хотим продолжать исследования. Если получим достоверные данные, то сможем прочитать прошлое Каспийского моря, изучить реликт древнего моря Тетис и понять, в каком направлении сейчас идут процессы. С другой стороны, представляется любопытным исследовать возможности существования плюмов в Южном Каспии. 

– Плюм – это что?

– Плюм (англ. plume) – струя расплава мантии, узкий твердый поток, двигающийся от ядра Земли к ее коре. Азербайджан в геофизическом отношении очень необычный регион: маленькая страна, но в ней два района, где нарушаются классические законы геофизики. Один из этих районов – Талышские горы. Обычно в горных местностях Большого Кавказа мы видим отрицательные (от -100 до -70 мГал) гравитационные аномалии Буге, которые указывают на вероятность присутствия “корней” гор (или компенсационной массы). А в районе Талышских гор наблюдается положительная гравитационная аномалия Буге (+100 мГал). Второй удивительный регион – Южно-Каспийская впадина, где 30-километровая толщина земной коры. И, по расчетам, мы должны здесь наблюдать аномалию -220 мГал, а мы имеем – как у Русской платформы. Почему? Вероятно, ниже, глубже находится какая-то тяжелая масса, поднявшаяся до уровня земной коры. Она – причина такого гравитационного поля, компенсирующая -220. Вполне возможно, что это тело – плюм. В апреле я участвовал в Европейской ассамблее наук о Земле. Там докладывали о работе русско-французской группы в Африке и других регионах, где обнаружен плюм и исследована геодинамическая ситуация. Мы намерены в дальнейшем провести совместные исследования с этой группой на Каспии. 

Кроме того, мы придаем большое значение мониторингу геодинамической ситуации на Кавказе с использованием GPS-технологий совместно с Массачусетским технологическим институтом и РАН. Потому что процессам столкновения Аравийской и Евразийской плит на Кавказе сопутствуют землетрясения, извержения вулканов, оползни – различные деформации и экологические проблемы. Скоро 20 лет, как вместе с МIT мы изучаем с этой точки зрения территорию Азербайджана, Северный Кавказ исследует Россия. Недавно геодинамическую ситуацию в Грузии и Армении также стали изучать ученые этих стран совместно с МIT. Чтобы иметь полную картину происходящего, надо обрабатывать полученные данные со всех территорий. 

Для сравнения мы берем за точку отсчета пункт Онсала в зоне Балтийского щита Восточно-Европейской древней платформы. Относительно этого пункта Аравийская плита двигается в северо-восточном направлении, толкая Анатолийскую плиту к западу и сжимая Кавказ. Анализ результатов мониторинга показывает, где накапливается напряжение. У нас есть расчеты, что это будет продолжаться еще 150-200 лет до того, как на Малом Кавказе случится землетрясение, силой подобное Спитакскому. Но напряжение копится. Поэтому мы считаем, что обязательно нужно вести исследования геодинамической, сейсмической опасности Кавказского региона. И ради возможности делать это мы вместе с российскими коллегами из Института физики Земли и обсерватории МГУ подготовили общий проект на конкурс в рамках РФФИ и Фонда развития науки при президенте Азербайджана по тематике Кавказского региона. Совместные исследования нам очень нужны – ведь геологические процессы не замирают на границах государств, они происходят, невзирая на политические карты. Не случайно, 9-томная “Геология Азербайджана” выпущена на русском языке. 

– По типу когда-то начинавшей издаваться “Геологии СССР”?

– Да, но нынешнее издание базируется на данных, полученных с помощью более совершенного приборного оснащения. Главным редактором этой огромной работы по геологии нашей страны является академик Азиз Ализаде, а начинали писать мы этот труд, пожалуй, в самый сложный для науки постсоветский период. Теперь видим, что работа удалась – и надо переводить ее на английский язык. Доказательство тому – успех вышедших в издательстве “Шпрингер” двух томов работ азербайджанских ученых: “Геология” и “Геофизика и геодинамика”. На эти книги большой спрос, идет много цитирования – ведь там отражены наши самые последние исследования.

Елизавета ПОНАРИНА

Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

 

Нет комментариев