Поиск - новости науки и техники

Академик Александр Сергеев: РАН необходимо уважение общества и власти.

Кандидат в президенты Российской академии наук Александр Сергеев встретился с представителями научной общественности в Физическом институте им. П.Н.Лебедева. Как известно, академика Сергеева первым выдвинуло бюро Отделения физических наук РАН, а Ученый совет ФИАН это решение поддержал. Так что встреча с коллективом одного из самых крупных и успешных физических институтов была, по сути, обязательным элементом предвыборной работы. Александр Михайлович заявил, что благодарен коллегам-физикам за доверие, и подчеркнул, что поддержка ОФН – его самый сильный козырь. 
Стоит отметить, что в зале присутствовали не только физики, но и представители других направлений: академики, члены-корреспонденты, профессора РАН и простые ученые. 
Александр Сергеев представил свою предвыборную программу, которая опубликована на сайте РАН, и обозначил задачи, которые намерен решать, если будет избран на пост президента академии. 
Кандидат изложил свой взгляд на нынешнее состояние академии и всей российской науки. По его мнению, самое неприятное и опасное, что произошло с РАН, – утрата доверия со стороны государства и общества. А.Сергеев напомнил, как разворачивались события, которые привели к такому печальному результату. В нулевые годы был взят курс на “вестернизацию” российской науки, которая, в частности, выражалась в попытках перенести “центр тяжести” исследований в вузы. Началась ожесточенная борьба за ресурсы. В условиях перераспределения государственных средств академические учреждения, продолжавшие давать большую часть научной продукции высокого класса, оказались на голодном пайке. Академия подвергалась серьезным атакам с разных сторон. Пропагандировалась точка зрения, что РАН не просто бесполезная структура, но что она мешает развитию науки. К сожалению, вместо того чтобы отбивать эти атаки и по возможности переходить в наступление, РАН заняла сугубо оборонительную позицию, взяв на вооружение тактику осажденной крепости: у нас все нормально, только не трогайте. 
В итоге осенью 2013 года был принят закон о РАН (№253-ФЗ), на основании которого академия была лишена подведомственных институтов, а ее статус понижен до уровня обычного бюджетного учреждения. 
Александр Сергеев уверен: государственная академия не сможет работать, не восстановив доверительные, а еще лучше – уважительные отношения с обществом и властью. Но чтобы это сделать, необходимо выработать консенсус – договориться внутри РАН и со всеми заинтересованными сторонами о едином понимании того, в каком состоянии сейчас пребывает наука в стране и как ей развиваться дальше. 
Ситуацию в сфере исследований кандидат считает кризисной. В рыночных условиях наука оказалась в “долине смерти”: государство стало тратить на ее развитие значительно меньше средств, чем в советские времена, ссылаясь на то, что эту область должен активно поддерживать бизнес. Однако российские предприниматели не торопятся вкладываться в исследования.
– Сетовать, что наука не становится производственной силой и не влияет на развитие экономики, по меньшей мере, нелепо, – заявил Александр Сергеев. – Экономика-то у нас в значительной степени сырьевая, ей фундаментальная наука не интересна, поскольку быстрая прибыль от нее не просматривается. Есть еще благотворительность. Если бы крупнейшие сырьевые компании тратили на поддержку фундаментальной науки сколько, сколько они тратят, например, на поддержку спорта, наука бы расцвела. 
Мы имеем перед глазами западную модель инновационной экономики, но не можем ее реализовать, констатировал кандидат. Он уверен, что серьезные проблемы существуют и в области управления наукой. Согласно принятой в 2006 году Стратегии развития науки и инноваций, к 2015 году наука должна была получать 2% ВВП, при этом 60% – от высокотехнологичных отраслей промышленности. Предполагалось, что 15% экспорта страны будет составлять наукоемкая продукция. Ничего этого не произошло. 
– Сейчас принята новая хорошо продуманная Стратегия научно-технологического развития РФ, – отметил кандидат. – Но если не разобраться, почему не выполнена предыдущая, не определить пути выхода из кризиса, есть вероятность, что и нынешнюю Стратегию мы скоро забудем. 
Александр Сергеев перечислил шаги, которые необходимо сделать, чтобы обеспечить Академию наук инструментами для реализации возложенных на нее задач. По его мнению, должны быть приняты подзаконные акты, детально прописывающие механизм участия РАН в формировании и согласовании крупных научных программ и проведении экспертизы серьезных проектов. В результате необходимой корректировки ФЗ №253 РАН должна получить особый статус, подобный тому, что имеют МГУ, Сколково, Курчатовский институт. Важное условие для нормальной работы академии – четкое разграничение функций РАН и ФАНО, причем руководителем агентства должен стать ученый. 
 – Возвращение академических институтов обратно в РАН вряд ли возможно, – пояснил кандидат. – Учредителем НИИ может оставаться и ФАНО, но должно быть прописано, что академия отвечает за научно-организационную деятельность, в том числе за распределение бюджета на исследования, а федеральное агентство – за административно-хозяйственную. Сегодня ФАНО пытается заниматься организацией науки и выполнять функции заказчика независимо от РАН. Однако это не входит в компетенцию агентства. Принцип “двух ключей” в данном случае неэффективен: это охранное правило для защиты от неверных шагов одного из участников процесса, а не для конструктивного взаимодействия. Лучшее решение – руководитель ФАНО занимает также позицию одного из руководителей РАН. Это позволит сблизить центры компетенции и управления. Кстати, есть хороший пример из нашей истории: академик Николай Павлович Лаверов был председателем Госкомитета СССР по науке и технологиям и одновременно вице-президентом РАН. 
Кроме того, Александр Сергеев предложил организовать, также по аналогии с МГУ, Наблюдательный совет РАН из представителей различных заинтересованных структур под руководством президента страны. 
– Если РАН добьется всех этих механизмов для нормальной работы, останутся вопросы только к ней самой, – заявил А.Сергеев. – Академия наук должна будет существенно перестроить свою работу, обновиться. Необходимо, чтобы в руководстве РАН появилась команда достаточно молодых членов академии, для которых эта работа будет основной, а не дополнительной нагрузкой, как это имело место в последние годы. Президиум РАН должен стать сплавом мудрости старших и активности молодых. Чтобы использовать опыт коллег, проработавших долгие годы в руководстве РАН, целесообразно сформировать Совет старейшин. Обязательно должен быть сохранен и корпус советников РАН.
Кандидат уделил много внимания вопросам организации работы академии. По его мнению, Президиуму РАН стоит сосредоточиться на ключевых вопросах, связанных с формированием научно-технической политики, научным обеспечением решения важных для страны задач. А формирование прогнозов развития отдельных направлений исследований, экспертиза соответствующих программ и проектов должны проводиться на уровне профильных отделений и советов. 
Необходимо внести изменения в устав, позволяющие обновлять составы президиума, бюро отделений по областям наук, а также президиумы региональных отделений РАН в течение пятилетнего срока работы избранного президента, считает А.Сергеев. 
– Некоторые упрекают Владимира Евгеньевича Фортова в том, что он не смог переломить ситуацию, выстроить эффективную систему управления, но надо учитывать, что у него не было технической возможности поменять состав управляющего органа, – отметил кандидат. – Ротация должна быть предусмотрена. Известно, что некоторые члены президиума даже в ранге вице-президентов посещали заседания президиума не особенно часто. 
Каждый член РАН должен иметь определенный перечень обязанностей, связанных с общими задачами академии, а не только с работой в конкретной научной организации, уверен кандидат в президенты. По его мнению, на новый уровень должна быть выведена и работа научно-технических советов РАН. Их необходимо сделать базовыми ячейками текущей работы академии, функционирующими не от случая к случаю, а на регулярной основе. Финансирование этой важной деятельности должно осуществляться из средств госзадания для РАН.
Для успешного выполнения своих функций академическая наука должна иметь не только необходимый набор инструментов, но и достаточный уровень финансирования, подчеркнул А.Сергеев. Чтобы проиллюстрировать нынешнее состояние дел, ученый сравнил обеспечение научных структур в России и Японии, пояснив, что такое сопоставление корректно, поскольку численность населения в обеих странах примерно одинакова. На работу 3 тысяч сотрудников японского государственного исследовательского центра RIKEN, с которым кандидат тесно взаимодействует, выделяется около 750 миллионов долларов в год. Ненамного больше – около 75 миллиардов рублей – получает ФАНО на 125 тысяч (!) сотрудников, работающих в почти 700 институтах. Зарплата исследователей в Стране восходящего солнца на порядок выше, чем в России, а на новое оборудование там тратят в расчете на одного исследователя на два порядка больше. В таких условиях, по мнению А.Сергеева, говорить о достойной конкуренции с зарубежными коллегами не приходится. 
– У нас в Нижнем Новгороде в советское время был замечательный трамплин, нижегородские спортсмены становились чемпионами мира и Олимпийских игр, – привел еще один пример кандидат. – Потом трамплин сломали, все закончилось, и сегодня никому не приходит в голову искать у нас летающих лыжников. А вот у российских ученых, работающих на устаревшем оборудовании, постоянно интересуются, где же их нобелевские премии. 
Александр Сергеев выразил согласие с позицией Профсоюза работников РАН, требующего неукоснительного выполнения указа президента о выделении 1,77% ВВП на науку.
Изложенные кандидатом программные тезисы были восприняты с пониманием. В нужности и важности предложенных мер никто не усомнился. А вот в возможности на данном этапе эти идеи реализовать сомнения были. Так, академик Сергей Стишов поинтересовался, будет ли стоящий во главе ФАНО ученый воевать с бюрократией – “всеми этими нормо-часами, избыточной отчетностью, жестким разделением работ по источникам финансирования” – или сам станет главным бюрократом. 
– Необходимо доказывать власти, что фундаментальная наука – особый вид деятельности и к нему неприменимы стандартные подходы, – последовал ответ. 
Директор ФИАН член-корреспондент РАН Николай Колачевский поднял вопрос о том, что РАН должна активнее участвовать в судьбе академических институтов, вырабатывать рекомендации по важным для них вопросам. Александр Сергеев сообщил, что в его программе говорится о необходимости возобновления тесных контактов академии с директорским корпусом НИИ РАН-ФАНО. От отметил, что обеспечить взаимодействие можно, например, наладив деятельность совещательного органа, включающего членов бюро отделений и директоров институтов РАН-ФАНО, находящихся под научно-методическим руководством этих отделений. 
Завершая встречу, А.Сергеев указал на опасность срыва выборов, например, из-за отсутствия кворума. 
– Такой оборот будет иметь для РАН катастрофические последствия, – заявил он. – Фактически это будет сигналом к тому, что с академией “пора кончать”. 
Александр Михайлович пообещал, что пойдет до конца и ни при каких обстоятельствах не снимет свою кандидатуру.
Подготовила Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев