Поиск - новости науки и техники

Противники вооружения. Микробы борются с химическим оружием.

Мороз и солнце – день на Куршской косе и впрямь чудесный, правда, холодный – минус 17. Куршский залив замерз напрочь, и рыбаки ушли от берега так далеко, что их еле видно. А мы, группа московских журналистов, участников пресс-тура, организованного дирекцией российского павильона на ЭКСПО-2012, пересекаем косу, идем всего-то около километра – и на тебе, Балтика. Волны накатывают на берег, оглаживая блистающие на солнце торосы, но дальше море покрыто мелкими льдинками – это шуга.
Удивительное место Куршская коса – полоска суши, протянувшаяся между Балтийским морем и заливом на 98 километров. (Самое узкое место – 390 м, самое широкое – 4 км). В древности здесь росла янтарная сосна, ее смола и есть знаменитый янтарь (почти 90% мировых запасов – их еще хватит надолго).
А теперь о выставке ­ЭКСПО-2012, благодаря которой мы здесь оказались. Она пройдет с 12 мая по 12 августа 2012 года в Республике Корея, в приморском городе Ёсу. Ожидается, что в ней примут участие около 100 стран, посетит 8 миллионов любознательных. Тема выставки – “Живой океан и прибрежная зона: разнообразие ресурсов и их рациональное использование”. Мировой океан, как известно, занимает 3/4 планеты, и, конечно, землян волнует все с ним происходящее. И чем больше мы узнаем об океане, чем больше сделаем для его сохранности, тем выше шансы достичь устойчивого развития Земли. Для нашей страны это особенно актуально: Россия выходит к трем океанам, ее морская граница одна из самых протяженных в мире – около 40 тысяч километров.
Девиз российского павильона: “Океан и человек – путь от прошлого к будущему”. Посетители, в частности, познакомятся с новейшими отечественными технологиями в альтернативной энергетике, программами защиты океанских биоресурсов, достижениями в области мониторинга… Но главной темой экспозиции станет Арктика. Ее посещение не входило в планы организаторов пресс-тура. Зато мы побывали в Калининграде, встретились с учеными Атлантического отделения Института океанологии им. П.П.Ширшова РАН, посетили Национальный парк “Куршская коса”. Наша “высадка” на балтийский берег, конечно, не случайна. Ведь на выставке будут обсуждаться не только глобальные проблемы, но и региональные: среди них добыча углеводородов вблизи природоохранных зон, их экологическое состояние.
Всего в 22 километрах от Куршской косы, на глубине 30 метров компания ЛУКОЙЛ добывает нефть с помощью едва ли не первой построенной в России нефтяной платформы. И разрабатывает месторождение уже семь лет. Неудивительно, что на прошедшей в Калининграде небольшой пресс-конференции журналисты сразу же спросили директора Атлантического отделения Института океанологии Вадима Сивкова: не грозит ли такое соседство памятнику культурного наследия ЮНЕСКО?
– Опасность загрязнений действительно высока, – говорит Вадим Валерьевич, – поэтому все семь лет институт ведет всесторонний экологический мониторинг. Десятки характеристик наши сотрудники снимают в непосредственной близости от платформы. Добавляют к ним данные космического наблюдения – так собирается всесторонняя объективная информация. Вывод однозначен: добыча нефти никак не сказывается на состоянии окружающей среды. Больше скажу: Балтийское море становится чище. ЛУКОЙЛ ввел так называемый принцип нулевого сброса – когда в море категорически запрещается вообще что-либо сбрасывать, окурок не кинешь. Отвечающая за экологию Балтики Межправительственная комиссия по охране среды Балтийского моря (ХЕЛКОМ) поддержала почин ЛУКОЙЛА, призвав нефтяников других стран равняться на российскую компанию.
От радужной картины бе­зопасной нефтедобычи мы перешли к куда более тревожной – состоянию захоронений немецкого химического оружия в Балтийском море.
– В районе острова Барнхольм, – рассказывает заведующий лабораторией Атлантического отделения ИО РАН Вадим Пака, – в датских территориальных водах, в небольшой впадине на глубине немногим более 90 метров находятся 32 тысячи тонн отравляющих веществ. Союзники вывезли их из немецких арсеналов, посчитав затопление самым надежным на тот момент способом ликвидации. Эту операцию, по решению Потсдамской конференции, в 1946 году провел СССР.
Внимание к захоронению держится в Европе на постоянно высокой отметке. Действуют различные проекты по моделированию экологических рисков. По поручению Международной европейской комиссии наш институт проводил мониторинг этого места (преимущественно собственными кораблями), в нем участвовало около 10 европейских и российских институтов. За несколько рейсов удалось собрать интереснейшие данные. Вывод категорический: экологической катастрофы не будет. Да, процессы деградации идут, но чрезвычайно медленно. Ржавеют и рассыпаются стальные оболочки, распадаются в результате гидролиза отравляющие вещества: одни быстро, другие чрезвычайно медленно. Есть признаки, что это “работа” вездесущих микробов, обладающих фантастической способностью мутировать и приспосабливаться к любым условиям. Появились микробы, выдерживающие присутствие иприта, среди них попадаются даже “ипритоеды”. Этот факт некоторые ученые рассматривают как обнадеживающий, как один из методов биологической очистки пораженных территорий.
Что делать с химическим оружием дальше? Некоторые специалисты резонно считают, что лучше его вообще не трогать: мол, морская экосистема справится сама. Однако замечу: все страны, имеющие подобные захоронения, давно занимаются их санацией, действуя по принципу – сам затопил, сам убрал. Скажем, Япония планомерно очищает территории портов от тысяч ипритных бомб. Американцы перемещают их на более глубокие места. (Судьба советского химического оружия ученым не известна). Увы, самый надежный способ: поднять на поверхность и утилизировать боеприпасы, сегодня неосуществим – слишком много времени прошло. Выступая на представительных международных конференциях, я предлагаю ускорить естественные процессы разрушения: сосредоточить россыпи боеприпасов в компактных могильниках (с помощью специальных управляемых с кораблей донных драг) и обработать ускоряющими гидролиз препаратами. Однако реакции на это предложение нет, работы, связанные с затопленным химическим оружием, уже несколько лет как приостановлены.
Так, может быть, добавим от себя, ЭКСПО-2012 поможет? Вопросы экологической безопасности там будут рассматриваться обязательно. Вот и надо обсудить судьбу захоронения на Балтике – не оставлять же его потомкам?!

Кстати:

Первая выставка ЭКСПО открылась 1 мая 1851 года в Лондоне и называлась “Великая выставка изделий промышленности всех наций”. В ней участвовали 40 стран, Россия в том числе. С парижской выставки 1867 года стало традицией размещать национальные экспозиции в специально построенных павильонах. Русский павильон архитектора И.Ропета стал “гвоздем” парижской выставки 1878 года и вызвал массу откликов. Как и детище Ф.Шехтеля, принесшее ему звание академика архитектуры (1901 г., Глазго). Одним из самых популярных павильонов выставки 1925 года (Париж) был советский, сооруженный из дерева по проекту архитектора К.Мельникова. И дальше наши павильоны не раз вызывали восторг специалистов и посетителей.
На выставке 1876 года (Филадельфия, США) демонстрировался телефон Александра Белла и пишущая машинка “Ремингтон”. А в 1900 году в Париже посетителям впервые показали озвученные фильмы и эскалаторы. Рудольф Дизель тогда продемонстрировал двигатель, работавший на рапсовом масле.
Для парижской выставки 1889 года построили Эйфелеву башню, служившую входной аркой на территорию экспозиции в Трокадеро. Тогда же открыли кабаре “Мулен Руж”.
Российские экспонаты множество раз удостаивались почетных наград ЭКСПО. Например, А.Попов был удостоен золотой медали за достижения в области радиосвязи, как и инженер Л.Проскуряков. Между прочим, Д.Менделеев был вице-президентом выставки 1900 года. В последующие годы среди экспонатов, вызвавших наибольший интерес, был макет орбитального космического комплекса “Мир”.
У ЭКСПО-2012 два талисмана: Ёни (его темно-синий цвет символизирует океанские глубины и безграничные ресурсы) и Суни (ярко-красный цвет обозначает живые организмы, населяющие океан). Талисманом российского павильона стал белый медвежонок.

Отчитался Юрий Дризе
Фото из архива Атлантического отделения ИО РАН

Нет комментариев