Поиск - новости науки и техники

Опыт трансформации. Программы двойных дипломов помогают вузам расти.

В российских вузах все большую популярность получают программы двойных дипломов (ПДД), реализуемые совместно российскими и европейскими университетами. Чем ценны эти программы для студентов и преподавателей, с какими проблемами сталкиваются наши вузы, входя в общеевропейское образовательное пространство, что тормозит их движение? Ответы на эти вопросы дает исследование, предварительные результаты которого представила на совещании проректоров по международной деятельности проректор Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Елена ­КАРПУХИНА.
Исследование программ двойных дипломов между университетами России и стран ЕС проводилось по инициативе делегации Европейской комиссии. Тендер по техническому заданию выиграла бельгийская консалтинговая компания BFI. В проекте участвовали три эксперта от России.
Цели этого исследования – изу­чение существующих моделей взаимодействия вузов разных стран: положительные результаты программ, проблемы, с которыми столкнулись российские университеты при реализации ПДД, и составление базы данных. В ответ на запросы, разосланные практически по всем университетам России, включая негосударственные, пришло 226 анкет. Были проведены консультации с представительствами и посольствами всех стран ЕС, серия интервью с проректорами и руководителями образовательных программ, опрос студентов. Прошло два совещания, в том числе одно с делегацией Европейской комиссии. Такое довольно серьезное исследование ситуации с программами двойных дипломов проведено впервые.
Сегодня реализуются 246 ПДД совместно с европейскими университетами  в 79 вузах России. О том, что создавать такие программы необходимо, заявили 85% российских университетов. Все это очень похоже на то, что происходило в Европе. Именно программы двойных дипломов стали одним из самых серьезных инструментов Болонского процесса. В них проявились и кредиты, и взаимное признание вузов, и академическая мобильность студентов и преподавателей. Интересно, что в начале 1990-х годов в Европе программы  двойных дипломов называли серьезным начинанием всего 2% ректоров и проректоров. К середине 1990-х так считали уже 85%.
В исследовании рассматривались программы, реализуемые на уровне бакалавриата, магистратуры и аспирантуры. Как и следовало ожидать, основная часть ПДД (65%) приходится на магистратуру, как, впрочем, и в Европе, что объяснимо: это академически наиболее свободный от формальностей уровень из всех трех. Специфика России – подготовка по специальностям, и 9% ПДД – это российский специалитет, связанный с  бакалавриатом различных университетов европейских стран. Меньше всего (6%) представлены ПДД на уровне аспирантуры, что тоже понятно: уровни  аспирантуры и PhD не совпадают.
Интересно распределение ПДД по областям специализаций. Опять во многом совпадение с Европой, но есть и своя специфика. Больше всего ПДД в сфере экономики и менеджмента – вероятно, потому, что в 1990-е годы, когда эти программы создавались, они были для России экзотичными областями научного знания. На втором месте  инженерно-технические области – в основном совместные программы по информатике, но есть и по современным наукоемким технологиям. Тут мы отличаемся от Европы, где на втором месте по числу совместных программ стоят гуманитарные науки.
Если посмотреть распределение ПДД по странам ЕС, то увидим, что на первом месте, с большим отрывом от следующей страны, Германии, лидирует Франция. Потом идет Великобритания, за ней Финляндия. И дальше, далеко от четверки лидеров – Испания, Швеция и другие страны. Наверное, развивая экспорт российского образования, надо бы присмотреться к опыту, например, французских вузов, к работе французского посольства, различных французских организаций в России, которые активно стимулируют программы двойных дипломов в нашей стране.
Что же касается российских университетов, то основная часть ПДД реализуется в Центральном и Северо-Западном федеральных округах. Причем более 50% программ – в вузах Москвы и Санкт-Петербурга.  Но очень серьезно ПДД развиваются и в регионах. Надо заметить, что и посольства, и общественные организации, которые являются промоутерами европейского образования в России, очень заинтересованы именно в региональных вузах, предлагая им интересные программы.
Мы строили свое исследование на методологии, подразумевающей определение ПДД, уже укрепившееся в Европе. Однако исследование показало, что у нас общего понимания, что такое ПДД, к сожалению, пока не сложилось.  И картина по различным типам таких программ в России очень разномастная. По каким же критериям различаются ПДД?
Присутствие партнера: оно может быть постоянным, эпизодическим, а то и вовсе программа реализуется своими силами, но, тем не менее, вузы считают ее ПДД. Многие вузы относят к ПДД и включенное образование.
Язык преподавания:  исключительно иностранный, преимущественно иностранный,  только родной.
Мобильность студентов и преподавателей: от симметричной (буквально несколько вузов) до реализации программы полностью внутри России.  Многие программы идут в дистанционном режиме: как правило, иностранные преподаватели либо работают с российскими студентами через Интернет, либо приезжают сюда на очень короткий период времени.
Система подтверждения качества. Программы, которые соответствуют европейскому определению ПДД, вырабатывают единую для вузов-партнеров систему качества. В некоторых программах совмещается система качества российского и западноевропейского образования.
Статистика академической мобильности дает картину довольно грустную. Мы можем говорить об асимметричной мобильности. В основном в университеты-партнеры едут наши российские студенты (понятно, что не все). В 2009/2010 учебном году их было всего 6879 человек. Иностранных студентов –  в 10 раз меньше (544). То же самое наблюдаем с академической мобильностью преподавателей. Российских – 490, зарубежных – 415. Но это лишь цифры. За ними –  совершенно разное содержание. Российских преподавателей посылают в европейские cтраны, как правило, для обучения, для стажировок. А ПДД требуют одинаковый срок пребывания преподавателей в университетах-партнерах.
Как же оценивают вузы результаты реализации программ двойных дипломов? 
Руководители университетов считают, что благодаря ПДД повысилась конкурентоспособность выпускников: они хорошо знают языки, могут работать в различных компаниях или продолжать свое обучение на PhD в западных университетах. ПДД – это точка роста для университета. Такая программа трансформирует всю его деятельность – и с точки зрения инфраструктуры, и с точки зрения библиотеки, и с точки зрения нормативного обеспечения. ПДД способствует повышению квалификации ППС и административного аппарата. Это модернизация процессов организации учебно-исследовательской работы, новые механизмы структуры управления университетом.
Многие вузы, особенно вузы молодые, региональные, вступившие на путь создания ПДД, говорили, что они наконец поняли, что такое Болонский процесс, а точнее, в чем суть преобразования образования в России. Программы формируются, отталкиваясь не от содержания, а от тех задач, тех целей, которые ставятся исходя из интересов студента. Речь идет о новом подходе – студенто-центрированном. Это определенная революция в образовании. Ее переживают все европейские университеты, причем с разной степенью успешности.
Многие коллеги из региональных вузов говорят о том, что ПДД дали им возможность создать магистратуру 3-го поколения, то есть подойти вплотную к пониманию, какой должна быть современная образовательная программа.
Очень важно, что думают о ПДД студенты. Российские, получив возможность сравнить отечественное и европейское образование, довольны, в первую очередь, получением новых компетенций, практических навыков, новых знаний. Они отмечают, что ПДД требуют самостоятельности и критичности мышления. Действительно, дистанция между преподавателем и студентом  в Европе значительно короче, нежели у нас. Привлекает их в ПДД также свобода общения в мультикультурной среде, расширение кругозора, новые друзья.
Барьеры для студентов из Европы – слабое знание русского языка, отсутствие гибкости образовательного процесса в российских вузах, слабая информированность об университетах России. Проанализировав сайты практически всех вузов, мы обнаружили, что вытащить информацию, которая была бы интересна для нашего будущего студента из Европы, оттуда очень сложно. Наконец,  на привлекательность ПДД для иностранных студентов влияют условия обучения, безопасность, стоимость жизни в России.
Проблемы, с которыми сталкиваются наши вузы при реализации ПДД, – те же, что препятствуют выходу российского образования на рынки других стран. Казалось бесспорным, что основной проблемой вузы назовут финансовую. Но они назвали недостаточное знание английского языка российскими преподавателями. Напомню, что 90% магистратуры даются в Европе на английском языке и что наша доля в экспорте образовательных услуг резко падает, а доля англо-саксонских стран резко возрастает. Английский язык становится интернациональным, что стандартами второго поколения не учитывается. Так что это проблема системная.
Далее, 50% вузов отметили отсутствие достаточного опыта налаживания подобного сотрудничества. Администраторы, которые работают с ПДД, умеют работать в мультикультурной среде, знают несколько языков, психологию… И это люди, которые набивают себе шишки на собственном опыте. Их пока что никто не учит.
Очень важный вопрос – организация учебного процесса. У нас в основном учитываются аудиторные часы. В Европе программы нацелены на образовательные результаты. У нас самостоятельная работа пока правильно не организована (хотя в стандартах 3-го поколения о ней уже говорится), в то время как в европейских университетах есть определенная методика ее организации. У нас совершенно разные системы оплаты труда. Как правило, в российских вузах оплата шла по аудиторной нагрузке, в которую обязательная исследовательская работа и необходимость публикаций цитируемых за рубежом научных статей не входили.  
У нас различные системы оценивания. Многие российские вузы перешли на письменный экзамен, но все-таки это не обязательный элемент. А в европейских вузах практически везде – только письменные работы, с двойной, а то и тройной их оценкой.
Еще один момент связан с пониманием кредитной системы. Мы условно считаем, что один кредит – 36 часов.  Но суть же не в этом, а  в содержании образования, соотношении всех форм работы, в технологиях, которые мы используем.
У нас с Европой разные системы оценки качества. Там в этом процессе участвуют работодатели, оцениваются образовательные результаты модульной программы. Пока мы к этому не придем, пока работодатели с нами не начнут работать, мы не договоримся, у нас не будет общего языка с Европой.
Очень серьезный вопрос – непризнание российской системой образования трехгодичного бакалавриата. В России очень жесткое понимание двухуровневой системы – 4 плюс 2. Но в Европе есть и 3 плюс 1, и 3 плюс 2, а главное – там 12-летняя школа. Многие французские студенты хотели бы приехать к нам в магистратуру, но не могут, потому что мы не признаем их дипломы бакалавра.  Мы теряем потенциальных студентов.
Россию отличает очень осторожное отношение работодателей к магистратуре, особенно в регионах. Они не вполне понимают, что это такое. А это означает проблемы с базами практик, с участием работодателей в контроле качества, которое для европейского университета обязательно.
Наконец,  не всегда совпадают квалификация и статус двух дипломов. До сих пор многие сильные российские вузы выдают диплом британской магистратуры, один из самых востребованных, и диплом о профессиональной переподготовке.
Российская система образования делает огромные и очень трудные шаги к развитию образования, адекватного современной постиндустриальной экономике, глобализации, интернационализации. Но для того, чтобы совершить этот переход, надо понимать проблемы, с которыми мы сталкиваемся. Предложения, сформированные по результатам исследования программ двойных дипломов, были отосланы в Минобрнауки РФ. Они касаются, в частности, создания нормативной базы, необходимой для развития ПДД, внедрения программы академической мобильности преподавателей и студентов,  поддержанной на государственном уровне, повышения уровня языковой подготовки российских преподавателей и студентов. На межвузовском уровне необходим центр поддержки сетевого взаимодействия университетов, реализующих программы двойных дипломов. ПДД, как показывает наше исследование, – совершенно блистательная управленческая технология. Она рождает людей, готовых работать в режиме проектов, людей, обладающих стратегическим видением. А это будущее российского образования.

Подготовила Наталия Булгакова

Нет комментариев