Поиск - новости науки и техники

Называйте правильно! Нужен новый классификатор наук и специальностей.

В семидесятых годах прошлого века в одном из сатирических журналов я прочитал строки, которые помню и сегодня:

Был кандидатом Старый жук каких-то “…ических” наук.
Не знал беды – писал труды на тему… жирности воды.
И все ему сходило с рук. Все говорили: “Ну и жук!”.
Но вот, зайдя издалека, на воду вывели Жука.
Ему досталось по бокам, как и положено жукам.

Сколько в нашей стране за весь советский и постсоветский период расплодилось таких “жуков”, не знает никто, потому что статистики на этот счет никогда не велось. Да и непонятно, как ее вообще вести, ибо четких критериев, позволяющих отнести некоего индивидуума к этим самым “жукам”, пока не выработано.
Можно было бы вообще отмахнуться от них, если бы не два обстоятельства. Во-первых, такие “научные деятели” создают в народе не очень-то хорошее (если не сказать – превратное) представление и об ученых, и о науке в целом. А во-вторых, ученая степень в нашей стране приносила и в ряде случаев продолжает приносить определенные материальные дивиденды. Более того, “остепененность” и сегодня считается весьма существенным дополнением к “весу” госчиновников, однако большинство таких “остепененных” к настоящей науке имеет такое же отношение, как нарком к наркоману.
Но сейчас хотелось бы повести разговор о другом: насколько вообще оправдан эпитет к слову “наука” в обозначении ученой степени. Для этого есть прямой повод: предстоящая очередная (не знаю уж, какая по счету) реорганизация системы присуждения ученых степеней и переаттестация диссертационных советов, о которой шла речь на одном из заседаний коллегий Минобрнауки РФ (“Поиск” №50, 2011).
В том, что эта система нуждается в значительном совершенствовании, сомневаться не приходится. “Старые подходы, старая нормативная база себя исчерпали, – отметил на коллегии председатель ВАК РФ академик М.Кирпичников. – Нужна новая стратегия”.
Но дело не только в стратегии. Весьма часто ученую степень “…ических наук” присуждают за то, что в принципе не может считаться наукой.
Более 10 лет назад приказом №47 тогдашнего Министерства промышленности, науки и технологий РФ от 31.01.2001 г. была введена в оборот “Номенклатура специальностей научных работников”, в которой регламентировались специальности и соответствующие им отрасли науки, по которым решением соответствующего диссертационного совета может быть присуждена ученая степень. В 2008-2009 годах эту номенклатуру предполагалось подвергнуть серьезному пересмотру. Но этого не произошло. Ключевые ее моменты изменения по существу не претерпели. Согласно этому документу, в словосочетаниях “кандидат … наук” и “доктор … наук” может быть использовано 19 эпитетов (см. таблицу):
Весьма примечательно, что существуют еще три отрасли интеллектуальной деятельности, за достижения в которых также может быть присуждена кандидатская или докторская степень, но уже без словосочетания “….ических наук”: искусствоведение, культурология и архитектура (кандидат культурологии, доктор архитектуры).
Похоже, что авторы документа достаточно хорошо отдавали себе отчет в том, что эти три отрасли интеллектуальной деятельности, мягко говоря, не очень-то стыкуются с самим словом “наука”. Почему это так – об этом скажем позднее, а пока отметим весьма интересный момент: в дореволюционной России не было, к примеру, докторов технических, сельскохозяйственных, ветеринарных и уж тем более педагогических и политических наук, а вместо докторов медицинских наук были доктора медицины, что не одно и то же. Все без исключения эпитеты, поименованные в группе B, а также значительная часть эпитетов группы С появились примерно в середине 30-х годов прошлого века, причем только в СССР и нигде более в мире; политические же науки и вовсе появились лишь в постсоветской России. Уже одно это невольно наводит на определенные размышления…
Со времени введения в действие нынешней редакции “Номенклатуры специальностей научных работников” прошло лишь два года. Срок небольшой, и, тем не менее, по мнению многих представителей “научного люда”, необходимость в корректировке ряда позиций в ней назрела. Однако, на мой взгляд, прежде всего назрела корректировка, связанная со словосочетанием “….ических наук”. Как говорил Конфуций, “правильно назвать – значит и правильно понять”. А потому стоит задуматься о том, что такое наука и в какой мере этому слову соответствуют эпитеты. И a priori весьма вероятно, что при подобном подходе в “Номенклатуре…” обнаружится немало несоответствий, а то и откровенных несуразиц.
Согласно такому авторитетному изданию, как “Советский энциклопедический словарь”, “наука – сфера человеческой деятельности, функция которой – выработка и теоретическая систематизация объективных знаний об окружающей действительности; непосредственные цели – описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет ее изучения, на основе открываемых ею законов”.
Если предельно строго следовать духу и букве этого определения, то окажется, что перед словом “науки” можно поставить весьма ограниченное количество различных эпитетов. Во всяком случае, явно меньшее по сравнению с тем их числом, что указано в упомянутой выше “Номенклатуре…”. В свете такого определения, в частности, становится понятным, почему составители данного документа не сочли возможным вносить в перечень …ических наук искусствоведение, культурологию и архитектуру. Очевидно, что далеко не каждая отрасль интеллектуальной деятельности может считаться частью науки.
Рамки настоящей статьи, к сожалению, не позволяют заниматься детальным разбором соответствия каждого из оставшихся эпитетов перед словом “науки” на предмет корректности их постановки перед этим самым словом. Но думаю, что любой человек, хоть немного владеющий понятийным аппаратом и логикой, на основе определений каждой из перечисленных в таблице отраслей интеллектуальной деятельности придет к тому же самому выводу, что и автор этих строк: подавляющее большинство связанных с ними эпитетов ставить перед словом “науки” нельзя. Исключение – лишь эпитеты группы А, частично – группы С, а именно исторические, социологические и филологические, да и то с оговоркой, о чем скажем чуть позже.
Возьмем технические науки. Во-первых, уже само это понятие является собирательным, ученая степень здесь может быть присуждена за исследования в чрезвычайно широком диапазоне отраслей интеллектуальной деятельности – как говорится, от атома до любви. Во-вторых, и это главное, по определению из того же энциклопедического словаря, “техника – суть совокупность средств, создаваемых для осуществления процессов производства и обслуживания непроизводительных потребностей общества; основное назначение – частичная или полная замена производственных функций человека с целью облегчения труда и повышения его производительности”. Все специальности, которые, согласно “Номенклатуре”, проходят по техническим наукам, как раз подпадают под данное определение. Но они либо вообще не имеют собственных законов, либо заимствуют их из отраслей знания группы А.
Сказанное в полной мере относится и к наукам сельскохозяйственным. По определению, “сельское хозяйство – одна из главных отраслей материального производства”, и если мы признаем право на существование сельскохозяйственных наук, то, по логике, должны признать аналогичное право и для наук водохозяйственных, рыбнохозяйственных, лесохозяйственных. Чем хуже сельского хозяйства хозяйство водное, рыбное или лесное? Ничем. А отсюда рукой подать и до признания наук железнодорожных, автомобильных, авиационных, и даже таких экзотических, как мукомольные, крышекровельные, заборостроительные. Если на каждой из существующих ныне отраслей антропогенной деятельности без раздумий ставить штамп “наука”, то со временем у нас в России, глядишь, каждый второй будет кандидатом или доктором каких-либо “наук”.
К слову сказать, уже не год и не два в России функционируют Российская академия электротехнических (?) наук и Российская академия ракетных и артиллерийских (?!) наук, причем последняя даже имеет статус государственной академии (!!!). Как тут не вспомнить саркастическую фразу инженера Треухова из бессмертного романа И.Ильфа и Е.Петрова “Двенадцать стульев”: “Конечно, можно болты назвать трансмиссией, но делают это люди, ничего не смыслящие в строительном деле”.
 Что касается отраслей интеллектуальной деятельности, поименованных в группе С, они, в отличие от указанных в группе A и группе B, всегда очень сильно зависели и, увы, продолжают зависеть от умонастроений и прихоти властных структур. Вспомним, к примеру, о том, что в советскую эпоху история Второй мировой войны у нас переписывалась при каждом из высших руководителей партии, начиная со Сталина. О том, что у нас была особая, марксистско-ленинская философия и политэкономия, которые были объявлены “высшим достижением человеческой мысли”. О том, что социологию у нас подвергали остракизму и гонениям, считая ее не иначе как “продажной девкой империализма”. А раз так, то возникает вопрос: где объективные критерии для группы С, которые позволят четко сказать, что есть подлинная наука, что – псевдонаука, а что – просто лженаука? Ответа на этот вопрос – во всяком случае, пока – еще никто дать не смог. А потому и вопрос, правомерно ли ставить какие бы то ни было эпитеты из группы C перед словом “науки”, остается открытым.
Как бы то ни было, лозунг “Больше наук – хороших и разных!” к науке настоящей, на мой взгляд, совершенно неприложим. И в новой редакции Номенклатуры специальностей научных работников и классификатора ВАК РФ пунктов должно стать намного меньше. Соответственно и ученые степени со словосочетанием
“…ических наук” должны, по моему убеждению, присуждаться только за достижения по фундаментальным отраслям знания, упомянутым в группе А, и, может быть, за достижения в области истории, социологии и филологии. За достижения же на ниве всего остального, наверное, следует все-таки присуждать ученые степени, аналогичные тем, что уже установлены нормативами ВАК РФ для культурологии, архитектуры и искусствоведения: “доктор техники”, “кандидат медицины”, “кандидат агрокультуры”, “доктор фармацевтики”, “кандидат политологии” и т.п.
Кстати говоря, на Западе принята единая ученая степень “доктор философии”, которая, однако, присуждается не за абстрактные философские изыскания, а лишь за достижения в области именно классических естественных наук из перечня, указанного для группы А. Но не сельского хозяйства, техники и тем более политики. Подобная мера способна в значительной степени очистить подлинную науку от тех самых “жуков”, о которых говорилось в начале статьи, потому что в наше время диссертации многими подобными субъектами защищаются исключительно из-за желания обладать титулом кандидата (или доктора) наук. Причем, как свидетельствует бесстрастная статистика, пополнение это идет за счет защит диссертаций прежде по дисциплинам и специальностям из группы С, в меньшей степени – группы В.
Это не случайно, потому что хорошо известно: принципиальность в решении вопроса о присуждении ученых степеней наиболее сильно выражена у математиков и физиков, менее сильно – у химиков и биологов, еще ниже – у геологов и географов (то есть у специалистов по отраслям знания группы А), а самая низкая – у разного рода “общественников”, “педагогов” и “технарей”, то есть там, где подлинной науки в соответствии с вышеуказанным ее определением нет и быть не может. Естественно, что и пополнение “остепененных” в основном происходит как раз по тем дисциплинам, где эта принципиальность наиболее низка. Автор этих строк твердо убежден: если убрать в названии степеней для таких дисциплин и специальностей сочетание “…ических наук”, число желающих мимикрировать под “ученых мужей” резко поубавится.
Уже 20 лет, как канул в Лету Советский Союз, а поди ж ты, все никак не может настоящая наука отрешиться от тяжкого груза псевдонаук, порожденных расцветшей в СССР пышным цветом административной системой. Но, наверное, настало наконец время по-настоящему серьезно поразмыслить обо всем этом и принять соответствующие решения при подготовке и составлении новой номенклатуры специальностей. Это – весьма непростая задача, но решать ее необходимо, если, конечно, мы хотим, чтобы ученые имели подобающий авторитет в обществе.
Посидим. Помолчим. Подумаем. И будем надеяться, что изложенное в данной статье соображение окажется востребованным при составлении нового классификатора наук и специальностей. И соответственно – при формировании диссертационных советов.

Олег МИХАЙЛОВ,
доктор химических наук, профессор Казанского национального исследовательского технологического университета

Нет комментариев