Поиск - новости науки и техники

Приложения следуют. Результаты работ математиков МФТИ широко востребованы бизнесом.

“Математика не потому прекрасна, что у нее есть приложения. Нет, она прекрасна сама по себе! Но именно поэтому у нее просто не могло не быть приложений”, – считает Федеральный профессор математики Андрей Райгородский, директор Физтех-школы прикладной математики и информатики. Он пришел в Физтех в 2008 году как представитель базовой кафедры компании “Яндекс” на факультете инноваций и высоких технологий (ФИВТ) МФТИ. Тогда там была магистратура “Яндекса”.  Но вскоре стало понятно, что этого недостаточно.  

– Идея была в том, чтобы внести в базовое образование студентов больше современной дискретной математики, заложить базу для занятий программированием, алгоритмами – словом, всем тем, в чем нуждается современная индустрия, – говорит Андрей Михайлович. – Я стал научным руководителем бакалавриата, мы организовали много базовых курсов, потом открыли специализацию “Прикладная математика и информатика”. Она оказалась очень популярной. Ребята туда идут очень сильные, большая часть абитуриентов – победители всероссийских и международных олимпиад, проходной балл ЕГЭ – просто заоблачный. В 2011-м была создана факультетская кафедра дискретной математики – теперь силами этой кафедры мы преподаем и на других факультетах.

Года полтора назад в МФТИ начали создаваться школы как центры компетенций. Наша школа объединила два факультета: управления и прикладной математики (ФУПМ) – старый, классический, созданный еще в 1969 году. И ФИВТ – новый, где мы начали развивать дискретную математику.

У них различные подходы к образованию в области математики и информатики. Но это и хорошо: благодаря этому мы можем привлекать к себе студентов, изначально по-разному подготовленных. 

– А что значит разные подходы? 

– ФУМП построен на идее, что в основе математического моделирования лежит физика. А на ФИВТе исходят из того, что основой решения задач информатики является дискретная математика. Есть много “айтишных” ребят, которые боятся физики, априори не понимают ее, но при этом очень сильные математики и информатики. Терять их не хочется. А потом уже в университете можно увлечь их и физикой.

– Модель Физтех-школы предполагает объединение науки и образования. Сколько в вашей школе научных лабораторий, какие исследования ведутся?

– Одиннадцать. Часть из них связана с математическим моделированием: ученые занимаются непрерывными задачами, решением уравнений математической физики, суперкомпьютерными технологиями для решения вычислительных задач с приложениями для самолетостроения, авиакосмической отрасли, для разработки нефтяных и газовых месторождений, в том числе арктических. Иными словами, это задачи математического моделирования при обсчете сложных процессов в различных областях – в газовых и волновых средах, в механике. А есть лаборатории более “айтишные”. Мы занимаем ведущие позиции в области искусственного интеллекта и машинного обучения,  несколько лабораторий нацелены на это. И есть лаборатории фундаментальные, здесь усилия направлены на доказательство математических теорем. Например, я руковожу лабораторией продвинутой комбинаторики и сетевых приложений. 

Мы решаем множество прикладных задач, многие компании хотели бы с нами сотрудничать. Недавно я приехал с так называемого профессорского дня компании Huawei – это конференция, на которую приглашаются ведущие специалисты из разных университетов. У Huawei большой интерес к нашим компетенциями в области дискретной математики, теории графов. 

– Искусственный интеллект – тема очень актуальная, о нем много говорят на всех уровнях, включая президента страны. Можно чуть подробнее о роли МФТИ в развитии этой научной области? 

– В Физтехе очень сильные лаборатории и мощные проекты. В этом году мы инициировали в нашей школе проведение открытого семинара по искусственному интеллекту. Так вот, несмотря на то что это Долгопрудный, приезжает много людей, а еще больше смотрят трансляцию – тема действительно очень живая и важная. Первый семинар был посвящен цифровой экономике, его вел Константин Воронцов, один из ведущих российских специалистов в этой области. Приехали 150 человек, и еще были 250 тысяч просмотров трансляции через Интернет.  

В лаборатории глубокого обучения и нейронных систем, которой руководит Михаил Бурцев, с марта этого года реализуется амбициозный проект в рамках Национальной технической инициативы при софинансировании Сбербанка. Ученые создают технологию речевого интеллекта, которая в приложениях сможет заменять целый колл-центр. Задача – научить машину разговаривать с человеком так, чтобы человек раньше, чем через 15 минут, не понял, что он говорит с машиной, а не с другим человеком. Большой проект, рассчитанный на несколько лет, с очень крупным финансированием. Машинный интеллект, который, как ожидается, будет создан к 2020 году, сможет не только отвечать на вопросы, но и запрашивать дополнительную информацию, если понадобится. 

– Подобно Алисе на “Яндексе”?

– Есть Алиса на “Яндексе”, а есть то, что делают наши ученые для Сбербанка. Это немного разные вещи, но они действительно “интересуются” друг дружкой. И Алиса к нам обязательно приедет на семинар – в лице кого-то из своих разработчиков, конечно. Наш проект называется iPavlov – некоторые ученые считают, что идеи глубокого обучения можно найти в трудах знаменитого физиолога, написанных еще в начале прошлого века.  

– Какими вы видите перспек-тивы развития научного сектора школы?

– В целом у нас уже представлен очень широкий спектр различных исследовательских направлений. Но все же, считаю, нам еще расти и расти, то есть привлекать новых крупных специалистов в разных областях, чтобы в каждой точке применения математики – как фундаментальной, так и прикладной – у нас были компетенции внутри школы. Финансовые рычаги для решения этой задачи нам дает, во-первых, Программа 5-100. А во-вторых, мы, конечно, боремся за всевозможные гранты. Например, недавно был объявлен конкурс на предоставление государственной поддержки центров НТИ, созданных на базе университетов и научных организаций. В консорциуме с другими ведущими университетами мы намерены создать такой центр. Если выиграем грант, МФТИ станет в этом консорциуме головным по искусственному интеллекту. 

– Изменило ли создание Физтех-школы прикладной математики и информатики подходы к образованию? 

– Очень важно подчеркнуть, что образование ни на ФУПМ, ни на ФИВТ никто не разрушал. Я считаю, что программы там очень хорошие, с ними работать надо бережно, аккуратно, если что и “апгрейдить”, то постепенно, ни в кое случае ничего не ломая. А то, что у факультетов появилась общая крыша под названием “школа”, только на пользу всем: это позволяет нам открывать программы, которые не появились бы, если бы мы не взаимодействовали. Например, новые магистратуры, в том числе по современным технологиям типа онлайн, англоязычные магистратуры.

– Недавно “Поиск” писал чо программе “Визит профессоров”, реализуемой в МФТИ. Ваша школа в ней наверняка тоже участвует?

– Да, и очень активно: из 17 грантов по всему МФТИ шесть получили мы. Конкурс выиграли ведущие иностранные специалисты – с высокой публикационной активностью, пользующиеся исключительным уважением в научной среде. Мы создали под них студенческие и преподавательские команды. Грантом поддерживается академическая мобильность студентов, в будущем они по этой теме защитят дипломы, а потом и диссертации. Таким образом, мы дополнительно создаем в школе новые направления, которые активно развиваются в мире, образуем здесь новую научную среду. Нужно отметить, что при реализации этих замечательных проектов общаются между собой представители  всех лабораторий и факультетов школы. 

– Система Физтеха изначально основывалась на тесных связях с институтами РАН, студенты с первых курсов работали в академических лабораториях. Как изменилась ситуация с появлением у МФТИ собственных научных лабораторий? 

– Базовые академические кафедры в МФТИ были и есть. В нашей школе они сосредоточены в основном на ФУПМе. Все институты РАН, имеющие в МФТИ базовые кафедры, я даже не перечислю – их более десятка. Среди них – Институт прикладной математики, Институт вычислительной математики, Институт проблем передачи информации, Институт системного программирования, а от Вычислительного центра РАН – целых три базовых кафедры. Активно сотрудничаем с Математическим институтом
им. В.А.Стеклова. На ФИВТе тоже представлены некоторые академические институты – Институт системного анализа, например. Но все же на этом факультете преобладают базовые кафедры крупнейших IT-компаний и корпораций – “Яндекса”, 1С, ABBY, Сбертеха, РВК. Недавно свою магистратуру открыл “Тинькофф банк”.

Хороший пример нашего взаимодействия с РАН – тот же Константин Воронцов, руководитель недавно созданной в школе лаборатории машинного интеллекта. Выпускник ФУМПа, ученик академика К.Рудакова (руководителя одной из базовых кафедр ВЦ РАН в МФТИ), он долгое время держал трудовую книжку в ВЦ РАН, сейчас по условиям конкурса основным местом его работы стал МФТИ. Константин всегда любил Физтех, очень хотел, чтобы здесь развивалась наука. И вот теперь такая возможность ему дана.

Я уверен, что появление на кампусе МФТИ тесно связанных с РАН лабораторий не приведет к оттягиванию студентов от академических базовых кафедр, чего многие в академии опасались. Мы видим, что зачастую происходит обратное – молодые люди еще раньше, с первого курса, начинают интересоваться исследованиями, которыми они потом смогут заниматься на базовых кафедрах. Выбор у них стал гораздо богаче. Вообще такого разнообразия возможностей, которое предоставляем мы, больше никто не может дать: тут весь спектр направлений – от чистой математики до прикладной, плюс вариации на тему трудоустройства в РАН, ведущих IT-фирмах, лабораториях и на кафедрах МФТИ.

– Не сложно ли кафедрам, специализирующимся в чис-той математике, конкурировать за студентов с богатыми IT-компаниями?

– На кафедру дискретной математики, где ученые доказывают совершенно абстрактные теоремы, ежегодно приходят от 15 до 20 студентов ФИВТа. Больше только у “Яндекса” и ABBY. Я считаю так: будешь интересным – получишь учеников. Конечно, есть кафедры, которые пользуются меньшей популярностью, но и им удается договариваться со студентами.

– Как исследования МФТИ в области искусственного интеллекта выглядят на международном уровне?   

– Хорошо выглядят. Но что нам точно нужно делать лучше, чем мы это делаем сейчас, – это публиковаться в трудах ведущих международных конференций в сфере этих технологий, например, в NIPS (Neural Information Prosessing Systems) и ICML (International Conference on Machine Learning).  Нужно уметь демонстрировать наши компетенции, а не просто радоваться тому, что мы ими обладаем. Мы организуем группы специалистов, которые будут специально учиться тому, как публиковаться в международных изданиях, а потом начнут передавать свой опыт другим. У меня самого есть такие публикации, но этого недостаточно. Нужна массовость. 

– Пресс-служба Адыгейского государственного университета (АГУ) недавно  сообщила, что на базе вуза создает один из шести математических научно-образовательных центров (МНОЦ) в стране и что за это отвечает команда ведущих ученых-математиков из МФТИ под вашим руководством. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

– При АГУ много лет работает Республиканская естественно-математическая школа, действует система поиска и подготовки одаренных ребят. По итогам конкурса Минобрнауки право на создание МНОЦ (и соответствующее федеральное финансирование) получили всего шесть российских регионов. Комиссия высоко оценила представленную на конкурс концепцию создания центра при АГУ  и предложенную программу его развития с привлечением лучших математиков России и зарубежных стран, и АГУ выдержал конкуренцию с десятками других вузов страны. Мы рассчитываем, что этот центр охватит своим влиянием весь Кавказ. Я действительно возглавляю команду, которая отвечает за развитие математического центра при АГУ.  Собираюсь часто там появляться, а некоторые члены нашей команды туда даже переедут. Свою цель мы видим в том, чтобы значительно поднять уровень математического образования и науки в регионе. Наличие сильного математического научно-образовательного центра на Кавказе, безусловно, выгодно и Физтеху, ведь лучшие ребята приедут потом к нам учиться в магистратуру, аспирантуру, там будут востребованы наши онлайн-курсы. Но это и само по себе просто здорово! Я хотел бы, чтобы образование и наука самого высокого уровня тиражировались повсюду, а не были сконцентрированы в столице.  

Беседовала Наталия БУЛГАКОВА

Фото Николая Степаненкова

 

 

 

 

 

 

 

 

Нет комментариев