Поиск - новости науки и техники

Притяжение Арктиды. Россиян снова тянет на север.

Богатейшие недра нашей планеты, в основном, поделены и активно осваиваются разными странами. Но есть еще места на земном шаре, которые пока таят свои сокровища. И это прежде всего Арктика. Сейчас она вызывает все больший интерес человечества. Для России, владеющей половиной арктической территории, этот регион имеет и оборонно-стратегическое, и экономическое – в силу огромных запасов нефти и газа, и сугубо научное (изучение климата, вечной мерзлоты, поиск новых месторождений) значение.
– Главный стратегический вопрос – может ли участок арктических морей в районе подводных хребтов Ломоносова и Менделеева быть признан российской зоной экономического влияния, – говорит председатель Объединенного ученого совета СО РАН по наукам о Земле академик Николай Добрецов. – Для этого необходимо доказать, что хребет Ломоносова является продолжением континентальных структур Сибири. В 2003 году Россия уже подавала заявку на соответствующие изменения, но специальная комиссия при ООН ее отклонила, посчитав недостаточно обоснованной.
Кроме России на расширение зоны экономического влияния претендуют также и другие страны, в первую очередь – Канада. Сейчас к решению проблемы подключилась Российская академия наук, работают Научно-координационный совет РАН и Федеральное агентство по недропользованию под руководством главы агентства А.Ледовских и вице-президента РАН академика Н.Лаверова. Совет должен подготовить новые документы по определению внешней границы континентального шельфа в Арктике.
От Сибирского отделения РАН в проекте участвуем мы с руководителем лаборатории геодинамики и палеомагнетизма Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН членом-корреспондентом РАН Валерием Верниковским. На три года развернута довольно большая программа исследований: уточнение рельефа дна, создание геофизических профилей и исследование эволюции Арктики с учетом геологических, палеомагнитных и изотопных датировок пород.
Мы должны доказать, что “кусок” дна арктических морей, который еще называют Арктида, существует давно, по крайней мере с пермского периода, и является неотъемлемой частью континента. Поскольку древний континент несколько раз раскалывался и соединялся снова, сделать это не так просто. На помощь приходят самые современные научные методы – например, учеными СО РАН впервые сделана сейсмотомография Арктики на глубинах 100, 220, 430 и 640 километров.
Сибирское отделение ежегодно тратит на исследования в Арктике около 25 миллионов рублей, а требуется в десятки раз больше. Кроме того, для работ в Арктике необходима соответствующая инфраструктура: порты, аэродромы, научные станции. Наши порты в Восточной Арктике фактически перестали функционировать, только в Западной Арктике началось восстановление инфраструктуры благодаря освоению месторождений Ямала.
Что касается научных станций, то на сегодняшний день современным требованиям соответствует одна – на острове Самойловский. Посетив ее год назад, Владимир Путин был неприятно поражен, что она представляет собой “избушку на курьих ножках”, и отдал распоряжение срочно построить здесь современный комплекс для зимовки с оборудованием и энергообеспечением. За год станция была построена (на снимке). СО РАН вместе с немецкими коллегами запускает серьезную программу исследований на острове Самойловский (ее координатор – заместитель председателя СО РАН, директор Института нефтегазовой геологии и геофизики, академик Михаил Эпов).
Но для глубокого изучения вопросов изменения климата требуется протяженная сеть станций. Ведь Арктика – не только “кухня” погоды, но и самое уязвимое место планеты, в первую очередь страдающее от потеплений и похолоданий. Нужны мониторинг ледового покрова, который до 2007 года уменьшался, теперь снова растет, исследования криолитозоны. Есть научная станция на Шпицбергене, но она порядком устарела, пограничная станция на Земле Франца-Иосифа, есть предложения в правительство от губернаторов Ямало-Ненецкого автономного округа и Чукотки о строительстве станций на островах Белый (около Таймыра) и Врангеля. Построим такую сеть – будет база для научных исследований, поскольку в Арктике “налетом” много не сделаешь.
Арктические шельфы определяют будущее экономики России, именно здесь сосредоточены богатейшие запасы нефти и газа, оценками перспектив которых занимается Институт нефтегазовой геологии и геофизики.
– До 1990 года бесспорным лидером в освоении Арктики был Советский Союз – вся инфраструктура работала как часы, – рассказывает научный руководитель ИНГГ академик Алексей Конторович. – За прошедшие 20 с лишним лет мы умудрились эти позиции утратить. Доходило до того, что сотрудники нашего института вместе со студентами НГУ снаряжали специальные экспедиции для спасения керна, собранного в северных широтах за многие годы. Нашли даже ящики с керном, упакованные в годы войны. (Керн – образцы пород, извлекаемые из специально пробуренной скважины, – ценнейший материал для геологических исследований, его нельзя было потерять).
Наш институт ведет работы по обоснованию перспектив нефтегазоносности арктических территорий и акваторий от Новой Земли и Северного полярного Урала до Лены. Обобщив материалы многолетних исследований, мы рекомендовали “Роснефти” участки в Ямало-Ненецком АО и в Карском море, где нужно сосредоточить поиски нефти. И газом эти районы также сказочно богаты.
Сегодня российская нефтехимическая промышленность работает только с бензиновыми фракциям нефтей. При этом попутные газы сжигаются. Нужно перестраивать отрасль, начинать использовать этан, пропан и бутан – как это делают в США и Канаде. По оценкам ИНГГ, сегодня Соединенные Штаты на всю нефтехимию тратят 7-8 миллионов тонн этана, а мы в ЯНАО в ближайшие годы будем добывать этана в 2-3 раза больше. Сжигать это богатство недопустимо. Необходимо строить трубопроводы, часть этана перерабатывать на Ямале, а остальное переправлять в Татарстан и в северо-западную часть России, создав таким образом три нефтехимических кластера.
Уже начинаются работы по освоению Харасавейского месторождения, половина которого уходит в Карское море. Это море, а также Обская и Тазовская губы, где “Газпром” за последние 15 лет с нашей помощью открыл газовые месторождения, – первый узел в освоении Арктики. Затем последуют Лена-Анабарский прогиб на берегу моря Лаптевых, где, по нашим оценкам, три самостоятельных нефтегазоносных района, и многие другие.
Работа в Арктике сопряжена с большими сложностями, главные из которых – экстремально суровый климат и непростая ледовая обстановка на шельфе. Надо будет искать новые технологические решения и для геологоразведки, и для бурения скважин, и для транспортировки нефти и газа. Нужны настоящая научно-техническая революция, огромное количество инноваций. И эти проблемы, я убежден, будут решены.
Великая энергия рождается для великих целей. Конечно, это потребует огромных усилий власти, бизнеса и науки. Но если освоение месторождений Западной Сибири было чисто отечественной проблемой, то Арктика – это сфера сырьевых интересов и России, и Канады, и США, и Евросоюза. Здесь видится международная научно-технологическая кооперация. Над новыми технологиями будет работать, без преувеличения, все человечество, но роль нашей страны должна быть значительной. Чтобы удержать на мировом уровне добычу нефти и газа в ближайшие десятилетия, обеспечить позиции России как стабилизатора мировых энергетических рынков, мы должны идти в Арктику – это обязанность нашей страны перед всем человечеством.

Подготовила Ольга КОЛЕСОВА

Нет комментариев