Поиск - новости науки и техники

Города в океане. Медленно, но верно Россия уходит под воду.

…Словно горы,
Из возмущенной глубины
Вставали волны там и злились,
Там буря выла, там носились
Обломки…
Именно “Медный всадник” А.С.Пушкина приходит на ум каждый раз, когда речь заходит о разгуле стихии в Петербурге. Образ бедного Евгения, главного героя поэмы, посвященной трагическому наводнению 1824 года, который забрался на мраморного льва в отчаянной попытке укрыться от вод разбушевавшейся Невы, живо встает перед глазами. Однако, по мнению главного научного сотрудника Федерального государственного унитарного научно-производственного предприятия по морским геологоразведочным работам (ФГУ НПП “Севморгео”) Александра Рыбалко, куда большую угрозу несут постоянные, характерные для северной столицы, поднятия уровня воды среднего типа. Иными словами, Неве вовсе не обязательно выходить из берегов, ее вода и так то и дело попадает в подвалы жилых зданий, размывает фундаменты и т.д.
Пусть для наших широт пока что не характерны – хотя теоретически возможны – цунами с двадцатиметровыми волнами. Но это не значит, что наступление моря не происходит вовсе. Эту точку зрения подтверждает и профессор Российского государственного гидрометеорологического университета (РГГМУ) Валерий Малинин. По его словам, исследования, посвященные колебаниям уровня воды в Невской губе, показали: в последние 30 лет, по сравнению с XVIII-XIX веками, число наводнений в этом регионе возросло в разы…
Но не только судьба северной столицы и Ленобласти беспокоила участников мультимедийного видеомоста Москва – Санкт-Петербург на тему “Океан наступает? Угроза затопления городов России: мифы и реалии”, организованного РИА Новости. Ученые делились сведениями о современном состоянии Мирового океана, влиянии климатических изменений на его уровень, давали оценку факторов уязвимости объектов, расположенных в береговой зоне, и соответствующих рисков, актуальных сегодня для “морских” городов.
По мнению декана географического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова академика РАН Николая Касимова, вопросы, касающиеся состояния водной оболочки Земли, надо обязательно рассматривать в комплексе, слишком уж “многозадачен” Мировой океан: 
– Хотя человеческая жизнь и сосредоточена на суше, Мировой океан, занимающий более двух третей поверхности нашей планеты, играет в ней огромную роль. Он является и частью транспортной инфраструктуры, и сосредоточением биологических и минеральных ресурсов, наконец, любая цивилизация всегда возникала у воды. Кроме того, океан тесно связан с глобальным потеплением и другими экстремальными процессами. При его изучении надо рассматривать не просто жизнь самого океана, но и все те явления, что происходят как в береговой зоне, так и на большом расстоянии от нее: ведь известно, что океан генерирует осадки, которые потом выпадают где угодно. Возьмем, например, внутреннее, Каспийское море, которое расположено довольно далеко от океана.  С 1977 года его уровень поднялся на 2,5 метра (примерно 13 мм в год). Этот процесс напрямую связан с активностью океана, с интенсивностью выпадения осадков на Восточно-Европейской равнине и дальнейшим стоком Волги.
С подъемом уровня Мирового океана и морей связаны не только наводнения, штормы, цунами и прочие процессы, но и  то, что скрыто от человеческих глаз, хотя заслуживает не меньшего внимания: речь идет о биохимических изменениях, которые параллельно происходят в береговой зоне. Например, то же самое поднятие Каспия сопровождается целым рядом геохимических процессов, таких как накопление сульфидов, органического вещества, изменение щелочно-кислотного режима… За всем этим следует отложение в почве тяжелых металлов – накапливаются свинец, цинк, ртуть, кадмий, медь и др. Казалось бы, это явление природное, превышение уровня содержания этих веществ в почве не критическое, однако если взглянуть на карту, то можно заметить, что такие процессы, изменения состава почвы, могут происходить на очень обширных территориях. Кроме того, многое зависит от типа берега: если он, как в Дагестане, достаточно крут, тогда подобные процессы идут на первой сотне метров от воды. А если берег очень пологий, как, например, в Калмыкии, где подъем уровня моря привел к затоплению 10-15 км побережья, то этот процесс отложения тяжелых металлов в почве идет куда интенсивнее и на большей территории.
Еще одно явление, связанное с поведением Мирового океана, – изменение углеродного цикла, которому сейчас уделяется довольно много внимания, поскольку оно не до конца еще изучено. В первую очередь, изменения углеродного баланса могут коснуться наших арктических побережий. Кстати, благодаря известному конкурсу мегагрантов от Минобрнауки георгафический факультет МГУ пригласил из Германии специалиста по океанологии, климатологии, природному риску, цунами и пр. профессора Клауса Петера Колтерманна (в настоящее время является руководителем отдела цунами Международной океанографической комиссии ЮНЕСКО). На нашем факультете он займется формированием Лаборатории оценки природных рисков в береговой зоне. Исследования распланированы уже на три года вперед, это комплексный, междисциплинарный проект, который будет основываться на сотрудничестве целого ряда ученых самых разных специальностей: океанологов, климатологов, геоморфологов, биохимиков, специалистов по рискам, экономистов. Они будут считать возможные ущербы этих рисков. Причем они будут заниматься изучением не только собственно рисков для природы Земли – подтопления, наводнения, штормы, термоабразия, тяжелые металлы и т.д., но и рассмотрят проблемы, связанные с хозяйственными аспектами. Известно, что у России большие планы на северные широты, поскольку там сосредоточено много сырья, и там уже работает немало наших нефтедобывающих платформ. Например, буквально на днях в новостях сообщили о том, что новейшая отечественная морская ледостойкая стационарная платформа “Приразломная” – основной элемент обустройства Приразломного месторождения – была отбуксирована из Архангельска в Мурманск, где будет завершено ее оборудование, прежде чем она приступит к работам. Так вот, в наших исследованиях мы должны учитывать и то, как будет вести себя Мировой океан по отношению к ней и подобным установкам. Ее водоизмещение – примерно 100 тысяч тонн, это очень серьезные объемы. Как она будет реагировать на колебания  уровня воды? То же самое касается работ в северной части Каспия: течения, нагоны, ледовые явления – все это нам предстоит серьезно изучать.
Заведующий кафедрой океанологии географического факультета МГУ член-корреспондент РАН Сергей Добролюбов в своей презентации обратил внимание на то, что уровень Мирового океана начал повышаться примерно на 2,5 мм в год задолго до развития активной нефте- и газодобычи. А это значит, что помимо антропогенного влияния наступлению воды способствуют и естественные климатические причины:
– Более того, если мы рассмотрим эти изменения не для Мирового океана в целом, а по его отдельным районам, то видно, что в некоторых его местах уровень вообще падает: 70% измерительных станций фиксируют уровень ниже, чем средние значения, полученные с космических снимков. Наши иностранные коллеги из Межправительственной группы экспертов по изменению климата (­МГЭИК, IPCC) в своем последнем докладе сообщили, что к концу XXI века уровень Мирового океана вырастет примерно на 35-40 см. Затем появились другие данные о том, что подъем стоит ожидать порядка метра… Если это произойдет, то, конечно, под угрозой окажутся Голландия, Северная Германия, Санкт-Петербург, полуостров Ямал, некоторые части Персидского залива и т.д. Кроме того, есть  в мире районы, где в отличие от европейских стран у воды сосредоточена очень большая плотность населения,  например дельты Нила и Ганга. И если вдруг вода поднимется на 1,5 метра в районе государства Бангладеш, разом пострадают не менее 17 миллионов человек…
Рассказал Сергей Добролюбов и о ряде других аспектов, касающихся колебаний Мирового океана:
– Помимо изменения уровня воды, связанного с таянием ледников, огромный ущерб хозяйству может нанести штормовая волна. В последние 60 лет волны активно растут в северной Атлантике и северной части Тихого океана, а значит, растет и штормовая активность. Средняя “прибавка” к высоте волны за десятилетие сейчас составляет 10-12 см. В северной части Тихого и Атлантического океанов максимальная высота волны сегодня – 20 с лишним метров. Такой размер разрушителен практически для любых кораблей. Есть и отдельные “волны-убийцы”: единичные, сосредоточенные в определенных частях Мирового океана, в основном на юге. Они представляют собой не скопление высоких волн, а скорее, одну огромную волну на фоне нескольких, но средней величины. Их общая высота может достигнуть и 30 метров.
Еще одна опасность – протаивание береговых комплексов, особенно в Арктике. Это происходит при наступлении моря и увеличении штормовой активности. В результате, суша начинает таять: обнажается вечная мерзлота, все это ведет к отступанию берега. В некоторых районах северных морей берега отступают на 10-15 метров в год – получается, наше государство стремительно теряет свою собственную территорию! Также не стоит забывать о ледовой экзарации дна, когда торосы и стамухи (льдины, образовавшиеся у подводных камней при приливном движении) буквально выпахивают те объекты, которые проложены по морскому дну, например кабели, нефте- и газопроводы. Все эти явления необходимо учитывать при строительстве новых объектов такого типа на северных российских территориях.
В свою очередь, ректор РГГМУ Лев Карлин отметил, что нередко в массовом сознании путаются понятия о тающих льдах Арктики и материковых ледниках:
– Когда говорят про поднятие уровня Мирового океана в новостях, нас все время пугают, что он растет за счет таяния Арктики. Но это не так, ведь лед – это та же вода, только в другом агрегатном состоянии. Поэтому для уровня Мирового океана страшно не таяние арктического плавающего льда, а таяние того, который находится на материках. Речь идет о двух ледяных покровах, это Гренландия (если весь ее лед растает, то уровень Мирового океана поднимется на 17 метров) и Антарктида (поднятие на 32 метра). Кстати, исследования показали, что несколько тысяч лет назад подобное уже случалось.
…Однако центральной темой встречи ученых все-таки стало обсуждение “классической” проблемы города на Неве. Валерий Малинин высказал опасение, что недавно введенный в строй комплекс защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений может спасти город, но привести к катастрофическому затоплению курортных пригородов, таких как Сестрорецк:
– Согласно расчетам, выполненным в РГГМУ, при прохождении наводненческих циклонов нагонная волна будет отражаться от этой дамбы и распространяться вдоль северного и южного побережья Финского залива. Если исходить из условий максимального циклона, который способен возникнуть в этом климате, то в районе станции Горской, сразу за дамбой, высота такой нагонной волны может превысить 6 метров. Если это произойдет, что вполне вероятно, то масштаб разрушений в Ленобласти трудно себе даже представить.
Академик Касимов с сожалением отметил, что отечественным ученым и инженерам еще 15-20 лет назад, прежде чем возводить подобные защитные сооружения, стоило отправиться на масштабную стажировку в Голландию. Именно там для защиты уязвимых районов страны после катастрофического для Нидерландов наводнения 1953 года был успешно реализован проект компьютеризированной сети дамб и плотин  “Дельта” (Deltawerken).
– Такой опыт пригодился бы нам, чтобы строить подобные комплексы своевременно, в нужном месте и с учетом всех нюансов, – заметил Николай Касимов.
В заключение встречи Александр Рыбалко посетовал, что, как ни парадоксально, до сих пор слишком мало известно о гидрологическом режиме нашей страны, причем не только ее отдаленных уголков, но и таких, казалось бы, давно изученных частей, как акватория Невской губы.

Анна ШАТАЛОВА
Фото Надежды Пупышевой

Нет комментариев