Поиск - новости науки и техники

Рабочая модель. Опыт госакадемий пригодится власти.

На днях Координационный совет Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук утвердил проект документа, который должен определить пути развития академической науки на очередной срок. О том, что дала действующая пятилетняя программа, которая завершается в нынешнем году, как готовился и что собой представляет ее новый вариант, “Поиску” рассказал ответственный секретарь Координационного совета, заместитель главного ученого секретаря Президиума РАН Владимир Иванов.

 – Владимир Викторович, расскажите, как шла работа над новой программой.
– Если коротко – по плану. Концепцию новой программы Координационный совет утвердил еще в декабре прошлого года. Этот документ был приложен к поручению по разработке программы, которое правительство выпустило в марте и адресовало Минобрнауки, Минэкономразвития, Минфину и госакадемиям. Министерство образования и науки создало рабочую группу, которая подключилась к подготовке проекта программы. Его итоговый вариант и был одобрен на недавнем внеочередном заседании Координационного совета. В работе совета приняли участие представители новой команды Минобрнауки, которые будут отвечать за данное направление. Мы помогли им войти в курс дела, снабдили всеми необходимыми материалами. Договорились и о том, как будем работать дальше. Проект уже направлен в министерство, которое должно разослать его всем заинтересованным сторонам.
– Какие задачи пришлось решать при разработке документа?
– Ныне действующий вариант программы был составлен на пять лет. Теперь правительство определило, что мы должны планировать на более долгий срок. Решено было ограничиться 2020 годом, в котором заканчивается действие ряда стратегических документов, определяющих развитие научной сферы. Увеличение времени выполнения программы поставило ряд вопросов. В соответствии с законом программа госакадемий включает в себя план исследований и бюджетные проектировки расходов на их проведение.

По содержательной части проблем не возникло. В РАН несколько лет назад был принят план фундаментальных исследований до 2025 года, который по мере необходимости корректируется. На него мы и опирались. А вот определиться с финансированием оказалось не так-то просто. Поскольку Минфин не дает проектировок на такой длительный срок, нашим специалистам пришлось разработать свою методику прогноза поступления в академии бюджетных средств. У представителей главного финансового ведомства эти подходы особых возражений не вызвали.
– А что нового в организации работы по программе?
– Новаций не так уж много: выбранная система управления оказалась вполне удачной. Хотя отдельные проблемы возникали, мы нашли способы их решения. Надеемся, что наши предложения будут поддержаны. Сейчас установлено, что правки программы после ее принятия допускаются только по решению Правительства РФ. Это не дает возможности оперативно маневрировать средствами и корректировать индикаторы при изменении условий работы. Так, когда из структуры Академии медицинских наук было выведено несколько институтов, количественные показатели для нее не были скорректированы.
Новая редакция расширяет полномочия Координационного совета, чтобы он мог самостоятельно вносить определенные изменения в программу. Кроме того, предложено разрешить госакадемиям в ограниченных объемах перераспределять финансирование между различными направлениями исследований.
Некоторым изменениям подверглись и индикаторы эффективности. Число их для большинства академий возросло. При этом мы исходим из того, что данные цифры должны рассматриваться как ориентировочные, информационные, то есть позволяющие задавать и отслеживать тенденции развития наших структур и на этой основе принимать необходимые управленческие решения.
Понятно, что многие показатели довольно условны. Взять, к примеру, такой индикатор, как число сотрудников до 39 лет. Он демонстрирует научный потенциал организации: как правило, главные серьезные прорывы ученые совершают именно в сорокалетнем возрасте. Однако очевидно, что, в первую очередь, надо оценивать не возраст сотрудников, а их продуктивность. Если жестко требовать выполнения формальных показателей, то организации начнут их “накручивать”. Скажем, возьмут и уволят всех “стариков”. И что из этого получится? Люди моего поколения хорошо помнят советский анекдот, высмеивающий нелепость соцобязательств: “Откроем в третьем квартале новую элементарную частицу!” Вот до такого абсурда доходить нельзя.
– Известно, что теперь будет приниматься единая для всей страны программа фундаментальных исследований. Какое место отведено в этой схеме программе госакадемий? Сохранит ли она самостоятельное значение?
– В настоящее время вводится новая система управления наукой. Ее ключевые параметры будут прописаны в трех документах – в госпрограмме “Развитие науки и технологий до 2020 года”, которая должна быть подготовлена к ноябрю нынешнего года, в единой программе фундаментальных исследований, которую правительство планирует принять в декабре, и в программе фундаментальных исследований госакадемий на очередной срок (ее утверждение намечено на сентябрь). Последняя формируется в соответствии с Федеральным законом “О науке и государственной научно-технической политике”. Но дело не только в формальном исполнении закона. За пять лет реализации программы была создана и отработана система координации фундаментальных исследований разных структур, каждая из которых имеет собственный бюджет. Взаимодействие осуществляется при участии ведущих игроков на этом поле: в Координационный совет программы госакадемий входят представители Роскосмоса, Росатома, РОСНАНО, Союза ректоров, РФФИ, РГНФ, Минобрнауки. Сотрудники ведомств вносят свой вклад в постановку задач и оценку работы ученых.
Это действующая, рабочая модель, прекрасно показавшая себя на практике. И нам кажется, что при создании единой программы фундаментальных исследований уникальный опыт шести государственных академий должен быть учтен. Тем более что другого столь же масштабного и успешного эксперимента пока не было: ведь фундаментальные работы системно ведутся главным образом в госакадемиях. Минобрнауки прикладывает значительные усилия к развитию научного потенциала высшей школы, но приоритеты фундаментальных исследований в университетах до сих пор четко не определены. Не публикуются и сводные отчеты о результатах работы. А вот по программе госакадемий все отчетные материалы ежегодно представляются на Общих собраниях и рассылаются в федеральные министерства и ведомства, от которых мы получаем предложения по организации исследований.
Подведу итог сказанному. Госакадемии создали и отработали порядок координации фундаментальных исследований, при котором сами ученые определяют приоритеты и оценивают результаты. Мы считаем, что такая система должна работать и в масштабах страны. Это предложение было озвучено на последнем заседании Координационного совета, и теперь мы ждем от властей ответной реакции.

Интервью брала Надежда Волчкова

Нет комментариев