Поиск - новости науки и техники

Ускользающая реальность. Динамика соцсетей дает ученым поводы для размышлений.

Сегодня трудно найти человека, который не запутался бы в сетях Интернета. Многие люди – не только молодежь, но и те, кто уже в возрасте, – буквально живут в “параллельном мире”. Попытка отлучить их от социальных сетей нередко приводит к “ломке”. Казалось бы, ситуация вышла из-под контроля и развивается по каким-то непредсказуемым законам. Но это не совсем так. Наука выявит закономерности любого явления и найдет пути решения связанных с ним проблем. Старший преподаватель кафедры философии и социологии Юго-Западного госуниверситета, кандидат социологических наук Олег ГРИМОВ исследует сущность, механизмы и риски социально-сетевой культуры. В работе он использует специальные методы и подходы. Как молодой ученый изучает небезразличную всем тему? В этом попытался разобраться корреспондент “Поиска”. 
– Объект моего исследования, если говорить широко, – это в целом феномен интернет-коммуникации и все, что с ней связано, – рассказывает Олег Александрович. Впрочем, начиная примерно с 2000-х годов и по настоящее время, мы должны рассматривать явление Интернета более дифференцированно, нежели делали это раньше. Некогда распространенный подход, сводившийся к тому, что Интернет – лишь хранилище информации, а то и “мировая помойка”, безнадежно устарел. Сеть эволюционирует и уже давно не ограничивается только функцией хранения информации. 
С середины нулевых самое широкое распространение получают многообразные социальные медиа, которые обобщенно называются WEB 2.0. Их главное отличие – предметный акцент уже не столько на коммуникации между пользователями, сколько на их самореализации, самовыражении. В этот период Интернет становится по-настоящему социальным. Если рассуждать более конкретно, то речь идет о блогах, мессенджерах, вики-ресурсах (например, Википедия), имиджбордах и, конечно, социальных сетях, как нередко называют вообще все средства интернет-коммуникации. Именно соцсети являются наиболее востребованными социальными медиа, и именно к ним прикован наибольший исследовательский интерес.
По мере развития социальных сетей и роста их популярности мы все  больше наблюдаем, как они превращаются уже не в социальную среду, а в культурную. Точнее сказать, социокультурную. В сетях вырабатываются определенные коммуникативные нормы, образцы поведения, своего рода этикет. Вместе с тем в них меняются формы и практики нашего досуга, возникают новые виды деятельности или видоизменяются уже известные. И, наконец, в соцсетях появляются, развиваются и распространяются многообразные продукты художественного творчества – мемы, комиксы, демотиваторы. 
Все культурные и коммуникативные феномены, порождаемые социальными сетями, – нормы общения, новые ценности и виды деятельности, конкретные формы творчества – в совокупности и называются социально-сетевой культурой. Описание природы, сущности этой культуры, изучение механизмов их реализации и поиск путей преодоления связанных с ними рисков и составляют главную задачу проекта. 
Суть социально-сетевой культуры можно рассмотреть на примере смысложизненных ценностей ее современных носителей, в основном  подростков и молодежи. В пространстве отдельных, но вместе с тем весьма показательных веб-сервисов преобладает абсолютно циничное отношение к массовой культуре, любой идеологии, любым культурным ценностям и идеям. Этот цинизм или, говоря деликатнее, ироничное отношение ко всему порой принимает резкие формы. Вспомним  резонансную реакцию интернет-сообщества на смерть Жанны Фриске –  она породила довольно жесткие шутки. Что это, протест, форма самовыражения, хулиганство? В 1970-е французский философ Жан-Франсуа Лиотар предсказал подобный культурный кризис, выражающийся в так называемом “крахе метанарративов”, то есть в утрате доверия к глобальным идеям и культурным ценностям. Что-то подобное, думаю, мы сегодня и наблюдаем. Почему? На этот вопрос мы ответим по итогам проекта. 
– Чем различаются социальные сети? И какие методы вы используете в своей работе?
– Коммуникативные и культурные процессы, о которых мы говорим, характерны для всех социальных сетей в принципе. Однако они тоже различаются между собой по своей целевой направленности, аудитории, преобладающему типу контента.
Например, есть социальные сети, основанные на преобладании текстовой информации (Twitter), визуальной (Instagram), смешанной (Facebook). Некоторые сервисы предназначены для делового и профессионального общения – LinkedIn. Эти характеристики, несомненно, накладывают свой отпечаток на ту информацию, которая производится и воспроизводится в сетях. В качестве интересного примера нишевой, то есть очень специфической сети можно упомянуть “ПомниПро”, которая рассматривается как социальная сеть, посвященная умершим, и, по сути, является виртуальной книгой памяти. 
Подобные различия мы будем учитывать при проведении эмпирических исследований (это опытные, прикладные исследования, то есть практическая проверка теоретических идей). Планируем рассматривать и сопоставлять данные, в первую очередь “ВКонтакте”, Instagram и Twitter, что позволит рассмотреть феномен социально-сетевой культуры с разных сторон. 
Применяя эмпирическую методику исследований, мы собираемся опрашивать пользователей (онлайн-опрос), изучать информацию, распространяемую в сетях (контент-анализ) и анализировать реакцию пользователей на определенные условия, которые будем моделировать (онлайн-эксперимент). Комбинация этих методов позволит получить адекватную картину. Сети, несмотря на виртуальный характер, являются актуальным объектом изучения и могут рассматриваться как важная часть социальной реальности. Все эти методы уже широко известны в социологии – нам оставалось лишь адаптировать их для изучения социальных сетей. 
Планируем применять и собственные разработки в рамках упомянутых методов. Это программы уже проведенных ранее социологических исследований и их инструментарий (анкета, программа контент-анализа). Данные методики охватывают информацию о многообразных видах деятельности в социальных сетях и множестве типов контента сетей, а также социологические методики анализа текстовой информации. 
Мы собираемся проводить эмпирические исследования, применяя в том числе элементы уже проведенных исследований, частично будем сравнивать полученную информацию с теми данными, которые были получены ранее. Принципиально то, что социально-сетевая культура должна изучаться и как объективно существующее явление, и как субъективное, конструируемое самими пользователями. 
Иначе говоря, мы хотим получить как фактическую информацию (объективную, которая выражается показателями, доступными для непосредственного измерения: например, количество друзей, публикуемых сообщений (постов), частота встречаемости определенной лексики), так и субъективные оценки пользователей (их мнение о тех или иных особенностях коммуникации). Этим и обусловлен выбор как количественных, так и качественных методов. 
Количественные методы в основном объективны и позволяют получать непосредственно измеряемые (в числовом выражении) показатели. К ним относятся анкетирование, контент-анализ. Результаты, полученные таким образом, можно подвергнуть разнообразному математическому анализу. Качественные методы (эксперимент, наблюдение, фокус-групповое интервью), напротив, дают возможность получить субъективные данные. Они носят описательный характер и не могут быть подвергнуты математическому анализу. 
– Каково прикладное значение ваших исследований?
– Реализация проекта только началась, поэтому говорить можно пока о промежуточных, предварительных результатах. Многое еще нуждается в проверке. В то же время мы уже обнаружили некоторые любопытные факты и закономерности. Например, есть устойчивое представление, что Интернет и социальные сети позволяют людям объединяться в сообщества, что должно способствовать их сплочению, появлению определенной групповой активности. Однако это верно далеко не всегда и не для всех веб-сервисов. 
Ко многим сетевых сообществам, например, к информационным или развлекательным группам социальной сети “ВКонтакте”, пользователи примкнули только с целью свободного доступа к необходимой информации или в качестве статусного маркера. То есть в некоторых сообществах просто престижно состоять. И при этом нет никакой групповой активности, совместно решаемых задач и целей. Будучи в сообществе, человек может не знать никого из других членов данной группы как в “офлайновой”, так и даже в “онлайновой” жизни. То есть понятие сообщества в социальных сетях нуждается в коренном пересмотре. 
Подобные результаты позволяют решать задачи двух уровней. На теоретическом – проследить, как с помощью современных социальных сетей трансформируются социальные институты, общности, наша повседневная жизнь. Отмечу, что реальность, которую мы изучаем, все  время обновляется и даже, можно сказать, ускользает, и мы должны в своем понимании успевать за ней. 
Мы наблюдаем, что очень многие явления, которые встречаются в окружающей нас повседневности, на самом деле вышли из социальных сетей, развивались в них и перестали быть только феноменом Интернета. В качестве примера упомяну пресловутого Ждуна (распространенное в Рунете название скульптуры Homunculus loxodontus голландской художницы Маргрит ван Бреворт), который стал очень монетизируемым мемом. Даже в повседневной офлайн-коммуникации мы зачастую упрощаем свой язык или подстраиваем его под шаблоны общения в социальных сетях. Подобных аспектов множество. Важно понимать, как развивается культура в социальных сетях, и направлять ее в нужное русло, минимизируя по возможности те негативные последствия, к которым она может привести. 
Области практического применения получаемого в процессе реализации проекта знания, – реклама, маркетинг, социальное управление. Эти сферы все сильнее испытывают влияние культуры социальных сетей и во многом зависят от них, так как сами являются частью публичной коммуникации. 
– Чего ждете на выходе в научном плане? 
– При реализации проекта мы подготовим ряд публикаций для отечественных и иностранных журналов. Планируем освещение промежуточных и итоговых результатов на российских и международных конференциях – их география пока разрабатывается. По итогам проекта я собираюсь издать монографию, в которой в доступном виде представлю основные результаты. Думаю, тема социальных сетей, социально-сетевой коммуникации, социально-сетевой культуры, как бы широко мы ее ни трактовали, интересна большому числу людей, даже далеких от профессиональной социологии или гуманитарных наук вообще. 
В целом эффект от реализации проекта лежит, скорее, в духовной, культурной плоскости, чем в предельно прикладной, материальной, хотя она подразумевает и практическое приложение. Если аудитории после ознакомления с результатами проекта станут понятнее те богатые культурные возможности социальных сетей, их специфика, правила безопасной (во всех смыслах) интернет-коммуникации, работу уже можно считать ненапрасной, не говоря уже о широких возможностях управления культурой сетей в сфере маркетинга, рекламы, социальной и культурной политики. 
Беседу вел Василий ЯНЧИЛИН
Фото предоставлено О.Гримовым 

Нет комментариев