Поиск - новости науки и техники

Доверена проверка. РАН всерьез берется за анализ научного потенциала страны.

Российская академии наук, наконец, получила возможность осуществлять свои новые полномочия, касающиеся научного и научно-методического руководства практически всеми организациями страны, занимающимися исследовательской деятельностью. Постановлением Правительства РФ №1781 от 30.12.2018 года утверждены правила проведения экспертизы планов, отчетов, программ развития, мониторинга результатов научных институтов и вузов вне зависимости от их ведомственной принадлежности. Этот вопрос обсуждался на первом в наступившем году заседании Президиум РАН. 
По просьбе “Поиска” документ прокомментировал вице-президент академии Алексей ХОХЛОВ, занимавшийся его подготовкой со стороны РАН. 
– Алексей Ремович, как долго готовились правила? 
– Работа началась летом, после того, как была утверждена новая структура Правительства РФ и внесены поправки в закон о РАН (253-ФЗ), существенно расширяющие функции академии. РАН, в частности, была наделена правом осуществлять научное и научно-методическое руководство структурами, ведущими исследования за счет средств федерального бюджета. 
Вначале мы разработали порядок взаимодействия с Минобрнауки по совместному руководству подведомственными министерству институтами и вузами. Предполагалось в первую очередь сформировать правила для этих организаций, а потом распространить их на структуры, подведомственные другим министерствам. Механизм взаимодействия с Минобрнауки в августе был подготовлен, опубликован для общественного обсуждения, направлен на согласование в правительство. 
Однако представители Минюста посчитали, что действовать надо в другом порядке, – от общего к частному. Сначала раскрыть в специальном постановлении само понятие “научно-методическое руководство”, а особенности, касающиеся научно-рганизационного сопровождения академических институтов, изложить в отдельном документе. Так и было сделано. Постановления вышли одно за другим в конце декабря. 
– Все ли предложения РАН по наполнению этих документов были учтены? 
– Да, с Минобрнауки, которое представляла заместитель министра Марина Борисовна Лукашевич, мы нашли консенсус по всем вопросам, принципиальных разногласий не было, да и быть не могло, ведь правила основываются на законе о РАН. Поскольку понятие “научно-методическое руководство” еще новое, неустоявшееся, требовалось просто уточнить целый ряд терминов.
– Теперь РАН будет заниматься научно-методическим руководст-вом и экспертизой результатов всех организаций, ведущих научные исследования за счет средств федерального бюджета? Или какие-то научные структуры все же освобождены от обязанности “сдавать на проверку” свои планы и отчеты?
– Под действие постановления подпадают все федеральные бюджетные учреждения, занимающиеся наукой. Но не только они. Правительство в своем постановлении рекомендует принять аналогичные нормативные правовые акты также и органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Так что академия будет работать и с организациями, проводящими исследования за счет региональных и местных бюджетов. 
Экспертизу планов и отчетов структур, полномочия учредителя которых осуществляет Правительство Российской Федерации, а это, например, МГУ, СПбГУ, Курчатовский институт, Высшая школа экономики, 
РАНХиГС, Институт им. Н.Е.Жуковского, РАН будет проводить на основе отдельных соглашений, опирающихся на принятые правила. А с организациями, находящимися в ведении федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ), будем работать через учредителей. 
– А как насчет проектов, реализуемых в рамках частно-государственного партнерства?
– Академия наук обязана давать оценку всех научных результатов, которые получены за бюджетные средства. Поэтому если проект хотя бы частично финансируется за счет госбюджета, мы должны оценивать качество выполняемых работ и целесообразность выделения средств. Это относится, например, к научно-образовательным центрам, которые будут создаваться в рамках нацпроекта “Наука” за счет разных источников.
Результаты исследований, которые финансирует частный бизнес, договорились анализировать в заявительном порядке – по просьбе руководства компаний.
– Подлежат ли оценке результаты под грифом “Секретно”?
– В последнем пункте правил говорится, что при осуществлении научно-методического руководства и экспертизы РАН должна обеспечивать соблюдение требований законодательства о государственной и иной охраняемой законом тайне. Так что результаты секретных работ из нашего списка не исключаются. Будем привлекать экспертов, имеющих соответствующие допуски, а при необходимости содействовать в их оформлении.
– В ближайшее время на Академию наук обрушится огромный объем экспертной работы. Планируется ли создавать для ее выполнения специальную организационную структуру, информационно-аналитическую систему?
– Управление академии по взаимодействию с государственными органами и научным сообществом, которое занимается этой деятельностью, по-видимому, нужно будет усилить. Необходимо также перестроить работу отделений. Им предстоит выйти на новый уровень: согласно постановлению, теперь они отвечают не за отдельные академические институты, а за направления науки в масштабах страны. Перестраиваться придется и ментально, и организационно. Ведь работа существенно усложнится. Вузы, например, ведут исследования по разным направлениям, значит, курировать каждый из них будут сразу несколько отделений. 
Разумеется, экспертные функции могут успешно осуществляться только при наличии мощной информационной базы. Мы поставили вопрос о необходимости выделения на это целевого финансирования и нашли понимание у власти. В вышедшем недавно перечне поручений главы государства по итогам ноябрьского заседания Совета при президенте по науке и образованию есть пункт, согласно которому правительству совместно с РАН поручается создание “современной цифровой инфраструктуры для хранения и анализа научно технической информации, а также для обмена такой информацией”. 
– В постановлении записано, что академия будет направлять учредителям не только результаты экспертизы, но и выводы о целесообразности финансирования научных тем за счет средств федерального бюджета. Работы, признанные неэффективными, должны прекращаться. А что будет с выделявшимися на них средствами? 
– Можно предположить, что определенный процент тем не получит положительного заключения. Куда направлять высвобождающиеся средства – дело учредителей. Академия отвечает только за обеспечение качественной экспертизы результатов исследований, причем, в соответствии с постановлением, не только фундаментальных, но и поисковых, и прикладных.
– Хватит ли у РАН сил и средств для осуществления новых функций? 
– Думаю, что объем работ вырастет не одномоментно. Нам нужно время, чтобы разработать нормативную базу: положение об экспертной деятельности РАН, критерии оценки, формы представления материалов для проведения экспертизы. Решено, что формы будут едиными для всех ФОИВ. Кроме того, нам предстоит сформировать и утвердить корпус экспертов РАН в соответствии с возможным объемом и характером экспертиз, а также заключить соглашения о порядке и сроках подачи документов как с федеральными органами власти, являющимися учредителями научных и образовательных структур, так и с организациями, подведомственными правительству. 
Начнем процесс с учреждений Минобрнауки, поскольку у нас уже есть база для сотрудничества. В прошлом году мы вместе рассмотрели отчеты по 11,5 тысячи тем, выполнявшихся академическими институтами. Используем полученный опыт для экспертизы планов и отчетов вузов. В основном они занимаются образовательной деятельностью, но имеют и определенный бюджет на науку – около 7 миллиардов рублей в год.
Что касается средств на экспертизу, их Академия наук и сегодня получает немало. До сих пор эти деньги расходовались на оценку результатов работ, которые давно закончены и оплачены. Теперь мы будем заниматься значительно более осмысленной деятельностью – анализировать свежие отчеты и планы на будущий год. 
В связи с этим должен измениться и порядок финансирования. Раньше РАН должна была выдать определенное число экспертных заключений в год по госзаданию. Теперь мы будем рассматривать все поступившие материалы и запрашивать средства на выполненный объем работ. Такой подход нашел положительный отклик в правительстве.
Нас ждет большая работа. Чтобы успешно с ней справиться, необходимо системное обеспечение процесса. Постановление, которое мы обсуждаем, хорошо коррелирует с поручениями президента, в которых, в частности, говорится о необходимости разработки критериев для проведения научной экспертизы и единых требований к формированию и утверждению госзаданий. 
Подготовила Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев