Поиск - новости науки и техники

Требуется воля. Как бороться с бюрократизацией высшей школы.

Чуть меньше 30 лет назад сосед-студент взял в аренду автомат фирмы Coca-Cola, поставил его в вузе возле раздевалки, чтобы все видели, а гардеробщица присматривала. Через пару дней понял, что к напитку еще бы булку, и стал выходить на час раньше из дома: заезжал на хлебобулочный комбинат, привозил в институт пару лотков плюшек. Торговали на переменках с подружкой по очереди. Студенты оценили – был в 90-х период, когда столовые даже в столичных вузах закрывались. Вот такая предприимчивость, первичное накопление капитала. 
Но эта история как пример будущим бизнесменам уже не годится. По сравнению с 90-ми жизнь изменилась, порядка стало больше, а вместе с ним и ограничений, иногда, к сожалению, весьма нелепых. 
– Студенты попросили поставить в корпусе банкомат, – рассказывает ректор Российского университета дружбы народов Владимир ФИЛИППОВ. Сбербанк тут же откликнулся, привез аппарат. Но проректор по хозяйственной деятельности не дал включить в розетку – сначала надо все оформить, а то проверяющие штраф наложат. Так оформляйте быстрее! – требует студсовет. А ребятам в ответ: быстро не получится. Чтобы задействовать любой прибор, взятый в аренду, даже торговый аппарат размером метр на метр, нужно для начала получить разрешения Ученого совета и Наблюдательного совета РУДН, который у нас возглавляет В.Матвиенко, председатель Совета Федерации. А далее начинается поход по инстанциям: отправляем письмо в Министерство образования и науки (теперь – Министерство науки и высшего образования), оттуда – в территориальное управление Росимущества по Москве. Если оно даст добро, то министерство проведет свою комиссию и сообщит вузу свое решение. 
– И все из-за сдачи в аренду Сбербанку квадратного метра площади университета под банкомат, который попросили студенты?
– Да. К сожалению, мы за шесть месяцев не смогли получить разрешение, и Сбербанк забрал банкомат обратно. Стыдно перед студентами. Тот же самый алгоритм, если на крыше требуется поставить антенну, – там вообще площадь 10 на 10 сантиметров. 
– Такая бюрократическая процедура характерна только для вопросов аренды?
– Не только. Чтобы списать старый автобус, на который есть акты ГАИ о том, что он годен только в утиль, нам необходимо подготовить порядка 14 разных документов, включая фото автобуса со всех возможных ракурсов. А далее снова Ученый совет, Наблюдательный совет во главе с В.Матвиенко, министерство, Росимущество и так далее. А народ ходит мимо старых ржавых автобусов и возмущается: когда вы эту рухлядь с территории уберете? А мы вынуждены тратить на списание одного автобуса по году-полтора. Парадокс состоит в том, что в соответствующем нормативном документе министерства зафиксирован срок: и в первом, и во втором случае вопрос должен решаться за 30 дней. 
Такие же сложности со списанием особо ценного имущества. Его перечень не пересматривался лет десять. Но если раньше к особо ценным относили приборы стоимостью 500 тысяч рублей, то за десять лет стоимость особо ценного имущества, конечно, изменились – появилось действительно дорогое оборудование. Надо пересматривать перечень хотя бы раз в 3-5 лет. 
– Если элементарные хозяйственные вопросы настолько бюрократизированы, то что тогда говорить об учебном процессе… 
– Томский госуниверситет (один из участников Проекта 5-100) заявил, что для прохождения аккредитации ему потребовалось подготовить 120 000 страниц документации. С одной стороны, нормативная база необходима, чтобы регулировать, контролировать и обеспечивать качество образовательного процесса, а с другой, – это обратная сторона медали, на преподавателей и профессоров легла большая нагрузка по написанию учебно-методических комплексов, компетенций, отчетов. А это, в свою очередь, огромные затраты времени, которое ученый и преподаватель могут потратить на научную статью, подготовку новой лекции с мультимедийными материалами, консультацию обучающихся. Есть еще один аспект: различные департаменты министерств и структуры, имеющие право проверять высшую школу, запрашивают отчетность бесконечно. По смыслу запросы схожи, но отличаются по форме и составу данных. Чтобы на них отвечать, в крупных вузах – например, у нас – создали специальное подразделение, которые занимается только подготовкой отчетности. 
– Владимир Михайлович, вы сами несколько лет были министром. Возможно ли победить эту эпидемию бюрократизации?
– Эта системная проблема, она не по злой воле возникла. В сложные 90-е годы у государства не было денег на существование вузов. Тогда образовательным учреждениям дали волю: выживайте как можете. Потом деньги пошли, и тут же возникли желание и необходимость контролировать их расходование. Навсегда победить бюрократию невозможно, но держать под контролем можно. Возьмем, к примеру, отчетность. Раз дай – на бумаге, два – представь на электронном носителе, три – внеси данные в систему мониторинга. И так по каждому направлению: материально-техническая база, учебный процесс, научная деятельность. Логично министерству создать единую базу со всем необходимым составом данных, а вузы будут вносить и обновлять информацию, например, дважды в год. Но предварительно надо утвердить все параметры информации, чтобы не получилось так, что каждый квартал вузы получают грозные письма предоставить новые данные в кратчайшие сроки. И обязательно надо договориться о едином подходе к трактовке информации, чтобы каждый департамент в одном министерстве не оценивал по-своему один и тот же показатель, к примеру, сколько иностранных студентов в вузе. Считать только бакалавриат или с учетом подготовительного факультета, на котором в РУДН учатся более 1200 человек? Подфаковцы студентами не считаются – только слушателями. Но в Москве у них должен быть проездной, а его по распоряжению городских властей положено покупать только студентам. Медобслуживание, контакт с родиной… Работы с подфаковцами гораздо больше, чем с теми, кто учатся на старших курсах. И это не единственный пример. Единая база данных позволит оперативно выгружать необходимую информацию, комплектовать разную отчетность, но при этом не отправлять многочисленные запросы в вузы. 
– От нового министерства в первую очередь ждут решений и быстрых побед, а не концепций и стратегий, так как последние – это долгосрочная перспектива. 
– Концепции и стратегии тоже нужны, но их в течение месяца не реализовать. Они содержат целый комплекс вопросов, которые необходимо решать на уровне правительства, согласовывать с Министерством экономического развития, Минфином, оформлять правительственными постановлениями. Это прежде всего вопросы программ – очень правильная линия – не сметное финансирование, а под определенные цели. И хорошо, что этим занимаются, но вузовское сообщество ждет решения накопившихся первоочередных вопросов. 
Чтобы освободиться от бюрократической тягомотины, возможно, надо создать рабочую группу по дебюрократизации во главе с министром, но включить в нее первым делом не директоров департаментов, которые будут держаться за каждую бумажку, а, наоборот, представителей высших учебных заведений. Причем лучше не ректоров, а проректоров – по хозяйственной деятельности, по экономике, по учебной и научной работе. Их больше всего гнетет бюрократизация. Они знают и подскажут, от чего необходимо отказаться, какие процессы оптимизировать. И эта рабочая группа точно положительно сработает на имидж министерства. Некоторые вопросы можно будет решить за два-три месяца, и вузы увидят конкретный результат. 
– А нынешнему министру под силу решить первоочередные задачи, он же не вузовский человек?
– Исследовательские коллективы, преподавательское сообщество, студенты больше ценят во главе тех руководителей, кто обеспечат рост зарплаты, найдут ресурсы для развития материально-технической базы, качественного обеспечения учебного процесса. И совершенно не важно, какой индекс Хирша у этого руководителя и был ли он в прошлом деканом факультета или заведующим кафедрой. Образованию и науке нужны экономическая стабильность и развитие. Поэтому в первую очередь необходим грамотный менеджер, но опираться в своей работе ему необходимо на коллективы университетов, активно работающих ученых, потому что они – инсайдеры. Решить проблемы бюрократизации команде министра Михаила Котюкова вполне по силам, но для этого нужны ответственное участие вузов и политическая воля министра. 
Елизавета ПОНАРИНА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев