Поиск - новости науки и техники

Молчание цыплят. Эффективное средство против гриппа химики опробовали на птицах и… на себе. Но уже 20 лет препарат остается невостребованным.

За окном зима, и в аптеках прибавилось покупателей. Кто заранее запасается лекарствами в ожидании простуд и гриппа, кто уже болеет, и все ищут самое, что ни на есть действенное средство. Очень бы нам хотелось его заполучить, только существует ли оно?!
Во всем мире идет поиск новых противогриппозных препаратов. Однако их создание дается ученым совсем не просто. Академик Юрий Бубнов, директор Института элементоорганических соединений им. А.Н.Несмеянова  РАН (ИНЭОС), рассказал поучительную историю, как в Институте органической химии им. Н.Д.Зелинского РАН и ИНЭОС получили два новых эффективных препарата и что из этого вышло.
Началась эта история в середине 70-х годов прошлого века. Тогда ожидали “испанку”, полагая, что эта эпидемия приходит раз в 70-80 лет (в 1918-1920 годах она унесла, по разным данным, 20-50 миллионов человек). И обеспокоенные медики обратились за помощью к химикам. Им нужны были химические препараты, способные лечить грипп и, что еще важнее, обладающие профилактическим действием.
– Существует два, на первый взгляд, простых способа создания медицинских новинок, – рассказывает Юрий Николаевич. – Первый – метод проб и ошибок. Если совсем просто, то выглядит это так: химики получают некое вещество и отдают биологам на испытание. Посмотрите, мол, можно ли использовать его в качестве лекарства? Второй способ более направленный: зная структуру вируса, ученые находят его слабое место и определяют, молекулы какого размера и строения могут подействовать на него и вывести из строя. После этого начинаются направленный синтез соответствующих химических соединений и изучение биологической активности каждого. В результате получаются эффективные химические структуры, убивающие вирус. Понятно, что оба способа требуют больших усилий.
В начале 1960-х годов я работал в Институте органической химии им. Н.Д.Зелинского в лаборатории члена-корреспондента АН СССР Б.Михайлова. Мы вели интенсивные фундаментальные исследования химии борорганических соединений. Работали много и увлеченно. Мне посчастливилось открыть сначала одну, а вскоре и вторую реакцию. (Обе они через некоторое время стали использоваться химиками развитых стран). На основе второй реакции удалось разработать эффективный способ получения разнообразных 1-бораадамантанов – трехмерных (каркасных) соединений. Подобных никто раньше не создавал. Это было серьезное, признанное в мире фундаментальное достижение. Затем мы получили более 200 разно­образных производных бора­адамантана и передали вещества нашим друзьям из Института ветеринарной вирусологии и микробиологии РАСХН (г. Покров Владимирской области). В лаборатории профессора Н.Лагуткина их вначале опробовали на культурах клеток, куриных эмбрионах, других стандартных мишенях. Результаты вдохновили специалистов, и они переключились на цыплят. А наша лаборатория в это время выявила два наиболее активных соединения (таких “избранников” называют препаратами-лидерами) и провела их успешные испытания.
Цыплят заражали 50 (!) дозами вируса гриппа Пенсильвания-84 (чтобы их убить, достаточно и одной) и сразу же, вместе с кормом, давали наше вещество. Все цыплята выжили. Вещество ввели на второй день после заражения – ни один цыпленок не погиб. На третий день выжило более 80% птиц. Позднее такие же результаты мы получили, опробуя вещество на “птичьем” гриппе (H5N1), цыплят заражали 14 смертельными дозами вируса и на штамме H1N1. Стало ясно: оба наших вещества эффективны против гриппа домашней птицы.
В то время государство закупило оборудование для нескольких больших птицефабрик. Каждая выращивала миллионы цыплят. Но стоило заболеть одному (а в “курятнике” 20 тысяч голов) – убивали всех, а трупы сжигали. Понятно, сколь необходимы были средства для профилактики и лечения птицы. Очередная эпизоотия случилась в Ставропольском крае. Мы работали с утра до ночи, сделали около 2,5 кг вещества и передали ветеринарам. Удалось спасти примерно 600 тысяч цыплят.
А дальше, как явствует из рассказа Ю.Бубнова, радужная картина открывающихся перспектив померкла, сменившись разочарованием. Химиков на руках никто не носил. Их не осаждали руководители птицефабрик, выпрашивая спасительное вещество, чтобы начать его производство. (Ученые могли сделать лишь несколько килограммов, а нужны были тонны). Не поднималась рука у директоров хозяйств выкладывать деньги на изготовление антигриппозного препарата. Ведь в данный момент эпизоотии нет, убеждали они себя, так стоит ли создавать запасы, которые неизвестно когда потребуются?! Вот грянет эпизоотия – тогда они отдадут за препарат любые деньги. И государство не торопилось освоить выпуск чудо-вещества. Так дело и заглохло. Очень скоро ученые пришли к выводу: их “панацея” никому не нужна. А заболевших цыплят продолжали сжигать, хотя две таблетки с 20 миллиграммами вещества спасли бы их.
В начале 1990-х годов в европейской части страны разразилась очередная эпидемия гриппа. И ветеринары из Покрова на свой страх и риск, как только чувствовали, что заболевают (ощущая слабость, ломоту), принимали вещество и, мало того, давали его своим близким.
– Я ругал их, просил этого не делать, – продолжает Юрий Николаевич, – убеждал, что без соответствующего разрешения принимать его нельзя. А они в ответ: мы все про него знаем – оно не токсично и эффективно. Действительно, ветеринары принимают вещество более 20 лет, и гриппом никто из них больше не заболел. Отмечу и такую деталь: у одного из принимавших наше вещество ветеринаров на губе была “лихорадка” (герпес). Порошок попал на болячку, и она исчезла.
Ветеринаров я отговаривал, а сам, заболевая, “скушал” наш порошок и на другой день был в норме. С тех пор препарат у меня всегда под рукой. Знаю, что это неправильно. Но ведь есть оправдание: во все времена находились ученые и врачи, которые проверяли действие различных средств на себе.
Конечно, нам очень хочется победить грипп. Мы знаем, что два наших препарата активны против штаммов H1N1, H5N1, H5N2 и некоторых других. Но необходимы серьезные и недешевые испытания. Первым откликнулся наш коллега – доктор медицинских наук С.Маркушин, заведующий лабораторией Института вакцин и сывороток им. И.И.Мечникова РАМН. В его лаборатории доказали, что оба препарата перспективны. Параллельно мы обращались во многие другие организации, говорили со специалистами по гриппу, передавали им чистейшие препараты – результат минимальный. Один из экспертов сказал мне: чтобы вещество стало лекарством и началось его изготовление, одной жизни порой не хватит. Похоже, он прав. Директор Института физиологически активных веществ РАН (г. Черноголовка) член-корреспондент Сергей Олегович Бачурин однажды продемонстрировал наглядную схему создания лекарства: от первого синтеза в лаборатории до попадания к больному. Для этого требуется 8-15 лет серьезной и кропотливой работы больших коллективов профессионалов (см. схему).
Крупным производителям лекарств новинка также не нужна: в основном они закупают (главным образом в Китае) готовые активные субстанции  и оформляют как отечественные препараты. Поэтому осваивать новое средство, тратить деньги (немалые) и время (минимум 10 лет) им нет никакого резона.
Я всегда полагал: наша задача – получить перспективное вещество, доказать его эффективность… И все. Дальше продвигать его должны другие специалисты. Но этого не случилось, а пробить “стену” нам не удалось. Теперь появилась надежда:  утверждена Федеральная целевая программа “Фарма-2020”, и нашей разработкой заинтересовались некоторые фирмы.

Юрий Дризе

Нет комментариев