Поиск - новости науки и техники

Член-корреспондент РАН Николай Нифантьев: «Не надо делать из реформы фарс»

В дни неожиданного летнего противостояния власти и научного сообщества мы считаем, что важно мнение как коллективов, так и каждого сотрудника академии персонально. Поэтому сегодня мы предоставляем слово некоторым нашим авторам.

 

Член-корреспондент РАН Николай Нифантьев (Отделение химии и наук о материалах РАН, заведующий лабораторией химии гликоконъюгатов Института органической химии им. Н.Д.Зелинского РАН):

«Не надо делать из реформы фарс»

Скоропалительное намерение быстро перестроить систему организации госакадемий, развести по разным структурам людей, ведущих исследования, и тех, кто управляет имуществом институтов – зданиями, оборудованием, землей, – ни к чему хорошему не приведет. Мы это все видели на примере реструктуризации  прикладных институтов и научных центров. Зачем еще экспериментировать на миллиарды рублей? Только что избрали президентом РАН Владимира Фортова, у него своя программа совершенствования структуры и работы РАН, так надо дать ему возможность ее реализовать. Но до сих пор В.Путин Фортова не принял и не утвердил президентом РАН. Прошел уже месяц, объяснений происходящей задержке нет.  И такое отношение к РАН устоялось: вспомните, с какими шероховатостями принимали недавно Программу развития фундаментальной науки. Тогда был найден консенсус, но теперь вот еще большая неожиданность.

Направленный в Думу законопроект по реформе государственных академий написан невнятно. В тексте целый ряд накладок, которые бросаются в глаза. Тем более если их сравнить со стенограммами выступлений Ливанова по этому вопросу. Законопроект в четверг одобрен правительством, а ученые увидели его во второй половине дня в пятницу. Поражает, что сотрудники РАН и даже члены Научного совета Минобрнауки, как и Совета по науке при Президенте Путине ничего о готовящемся законопроекте не знали. Вывод один – законопроект написан «экспертами», никакого отношения к науке не имеющими.

Проанализируем некоторые положения документа. Например, спешно будут  подвергнуты экспертизе все институты трех государственных академий наук. По результатам обследования институтов их работа дальше будет либо поддержана (и они войдут в новую общественно-государственную академию наук), либо (вторая категория) их передадут в какие-то другие структуры, например, в министерства, либо… просто закроют. Как же можно тогда министру говорить, что при реформе для научных сотрудников ничего не изменится? Ведь при оценке работы институтов надолго возникает неопределенность. Подобная аттестация (да и кто ее будет проводить?) быстро не произойдет. Нельзя забывать, что именно сейчас, когда планируется перестройка академий, идет активная процедура подачи заявок на гранты, обсуждение будущих проектов и т.п. – то есть происходит формирование задела  основной части финансирования науки на следующий год. Сейчас  собираются предложения по темам лотов Минобрнауки, подаются заявки на гранты РФФИ, по некоторым конкурсам буквально через несколько дней кончается срок подачи заявок на гранты для молодежи и т.д. Никому гранты не дадут до тех пор, пока не будет определен статус их институтов.Обсуждаемая инициатива министерства не учитывает, а значит – не понимает процесс организации науки, финансирования, планирования работ и отчетов по ним. Если законопроект примут, то следование этому документу обязательно приведет просто к коллапсу всей нашей научной жизни. По крайней мере, на будущий год. Последствия очевидны – очередной отток кадров, прежде всего молодых, из российской науки.

К сожалению, мы практически не видим действенных усилий министерства для усовершенствования излишне обюрокраченной системы организации научных исследований, о которой много говорится представителями науки. Система снабжения науки очень несовершенна, медлительна, она часто блокирует наши исследования. Действующие лимиты для тендерных покупок чрезвычайно усложняют работу ученых. На днях я столкнулся с весьма показательной проблемой из-за невозможности провести срочную оплату публикации статьи и обложки в очень престижных международных журналах. Квартал кончается, «коды выбраны» так как институт наш большой, чтобы оплатить счет, надо проводить тендер или котировку. Ну не абсурд ли это? Почему министерство не пытается усовершенствовать все подобные проблемы, чтобы разгрузить исследователей?  Ведь при передаче институтов в управление менеджерам сегодняшние проблемы даже не обсуждаются в качестве приоритетных. Если разделят институты и управление, то будет еще хуже, чем сейчас. Мы должны будем ходить к чиновникам, просить их учесть, что нам такой вот реагент действительно нужен (и причем сейчас, а не потом), и в комплекте… Убежден, что разделение РАН на науку и управление наукой приведет только к увеличению количества бюрократических ставок. И все равно, чтобы реально оценить и поделить на категории по качеству работы научные институты РАН, у министерства кадровых ресурсов нет.

Мне могут возразить, что РАН сама недавно провела аттестацию своих институтов и пришла к выводу, что все они хороши. Мол, тем сама и подрывает доверие к себе. Не исключаю, что В.Фортов продолжит аттестационный процесс. Он провозгласил намерение значительно упростить административный аппарат, увеличить грантовую поддержку – это очень разумные меры, которые усовершенствуют работу академии. Но они не усовершенствуют ситуацию с финансированием науки в целом. Ведь упреки ученым, что за последние годы многократно увеличены средства, а научная отдача растет мало, не справедливы.  Министерство уж очень хитро подсчитывает расходы на науку, присовокупляя к деньгам на фундаментальные исследования и траты на «Сколково», «Роснано» и тому подобные институты развития.

Взять мегагранты – эффективность этой инициативы в высшей степени спорна. После 1990-х годов у нас в стране появилось много очень сильных ученых. Люди победили лихое время, сохранили науку, создали новые коллективы – вот на них и надо делать ставку и в них вкладывать средства, а не в  иностранцев и «отъезжантов». Но именно на последних делало ставку Минобрнауки. Какими бы они ни были хорошими учеными, для нас они ничего сделать не смогут. Кстати, нет у них принципиальной возможности официально находиться здесь требуемые месяцы в году. Я был в нескольких лабораториях, которые созданы на средства этих мегагрантов, и утверждаю, что эффективность потраченных госбюджетных средств не выдерживает никакой критики. Может, где-то и есть положительный результат, но в целом  за те сроки, на которые эти деньги выдаются, сделать активно работающую новую лабораторию маловероятно. Создание материальной базы лаборатории, подбор и подготовка коллектива сотрудников, организация исследований – это всё задачи не на 2-3 года. Поэтому, возвращаясь к реформе, нужно совершенствовать системы экспертирования и отбора научных приоритетов, заметно увеличивать финансирования фундаментальной науки, активнее привлекать госакадемии для выработки стратегии и тактики научного развития.

Хочу специально подчеркнуть, что в России достаточно выдающихся научных коллективов, возглавляемых лидерами самого высокого мирового уровня, включая и молодых ученых. Я об этом знаю не понаслышке, так как являюсь заместителем председателя Научного совета РАН по органической химии и по его поручению анализирую достижения химиков в нашей области. Так вот, ежегодно увеличивающийся уровень научных публикаций ученых РАН наглядно демонстрирует, какие высокие позиции они занимают в современной науке.

Что же касается объединения трех академий, , если это действительно целесообразно для правительства, то, наверное, не должно вызвать каких-то проблем, тем более что в РАН есть уже Отделение физиологии и фундаментальной медицины. У РАН достаточно широкий диапазон исследований, могут там присутствовать  и работы сельскохозяйственной направленности, и более широкой медицинской. Фатальной опасности в объединении не вижу. Надо найти алгоритм, как это делать организационно.

Предложение же взять деньги на реформу из Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук вообще даже обсуждать нелепо. Финансирование этой Программы надо существенно увеличивать, а не урезать.  Так что я надеюсь на здравый разум, надеюсь, что сейчас будет остановлено рассмотрение этого законопроекта, что будет создана согласительная рабочая группа – то, что предложил В.Фортов на заседании правительства, чтобы реформа обернулась не фарсом, не развалом отечественной науки, а наоборот – наука получила бы конструктивный импульс к развитию.

Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев