Поиск - новости науки и техники

Лики симулякра. Что означает на деле повышение окладов ППС

Тема роста зарплат преподавателей вузов снова на слуху. Известный майский указ, подписанный Президентом РФ почти сразу после инаугурации, обязал довести ее к 2018 году до 200% от средней заработной платы по экономике региона. За ненадлежащее исполнение указа в этой части министр образования и науки уже получал выговор от президента. Это случилось в сентябре прошлого года, и Д.Ливанов тогда в эфире программы “Познер” признал, что считает выговор справедливым, добавив: “Для себя решил, что надо действовать активнее и быстрее двигаться вперед”. И двинулись…

В октябре были опубликованы данные о средней зарплате ППС по вузам, из коих следовало, что с точки зрения выполнения указа президента дела обстоят не столь уж и плохо – в большинстве высших учебных заведений зарплата преподавателей среднюю зарплату по экономике в регионе даже превышала. Что, впрочем, зачастую свидетельствовало не о том, что у преподавателей высокая зарплата, а о том, что люди в тех краях зарабатывают мало. Цифры – вещь коварная. Особенно нивелируют реальную картину средние значения. Если смотреть только на них, так вообще уже все в ажуре. В начале лета на совещании ректоров подведомственных вузов министр бодро отчитался: “По данным Росстата, в I квартале 2013 года среднемесячная заработная плата профессорско-преподавательского состава вузов достигла значения 30,7 тысячи рублей, что составляет 112% среднемесячной заработной платы по стране”.
Недавно сайт главного научно-образовательного ведомства страны сообщил о новом “шаге вперед”. Броский заголовок гласил: “В 2,2 раза увеличатся базовые оклады преподавателей в подведомственных Минобрнауки России вузах до конца 2013 года”. Больше чем в два раза! Людям, далеким от высшей школы, почему бы и не поверить, и не порадоваться?
Однако в середине текста, буковками поменьше, есть разъяснение, что в оклад теперь входят добавки за докторскую и кандидатскую степени, за должности доцента и профессора (при условии наличия соответственных степеней). Добавим, что согласно новому Закону об образовании, принятому 29 декабря прошлого года, в оклад ППС с 1 сентября, кроме этих добавок, включается и размер “ежемесячной денежной компенсации на обеспечение книгоиздательской продукцией и периодическими изданиями, установленной по состоянию на 31 декабря прошлого года”.
То есть заявленное увеличение оклада в 2,2 раза означает гораздо меньшее реальное повышение зарплаты. Как подсчитал в своем блоге один из преподавателей, взяв цифры с официального сайта СФУ, для доктора наук и профессора оно составит 21,9% (то есть при увеличении оклада почти втрое зарплата вырастет только в 1,2 раза). А если еще учесть, что инфляция в реальности тоже гораздо больше официально признанных 6,3% (далеко не каждый преподаватель, например, в отпуск едет отдыхать в Европу, а официальная статистика включает эти расходы в расчет инфляции), то двойной рост оклада оказывается почти незаметным для большинства тех, кого им осчастливили.
По словам министра, на период с 2013 по 2015 год для повышения оплаты труда преподавателям вузов из бюджета дополнительно выделено 24 млрд, 38 млрд и 62 млрд рублей соответственно. Естественно, о том, что отдельно на выплату добавок за степень и должность деньги выделять перестали, он не напоминал. “Эффективное использование этих средств возможно только при повышении требований к качеству работы преподавателей и проведении структурных изменений”, – предупредил Д.Ливанов. По оценке ректора НИУ ВШЭ Я.Кузьминова (в интервью на slon.ru), это только половина средств, необходимых для выполнения указа президента, остальное вузы должны заработать сами.
Сегодня Интернет переполнен фактами о том, что происходит опять же в реальности. А в реальности идет сокращение преподавателей, в первую очередь совместителей.
В пермских вузах, сообщает портал youperm.ru, оно завуалировано под оптимизацию – укрупняются вузовские подразделения, за счет чего уменьшается число кафедр, центров… и преподавателей. Представляется, что подобные процессы – не только в Перми. Собственно, на оптимизацию структуры вузы нацелили давно, подразумевая под этим и сокращение штатов.
В отделе кадров Поволжской государственной социально-гуманитарной академии Самары читаем в одном из блогов: почти 80 преподавателей получили от отдела кадров предложение написать заявление об увольнении по собственному желанию до окончания срока действия трудовых договоров. И тоже случай, видимо, не единичный – о том, что сокращаемых вынуждают уходить якобы по своей воле, пишет и профессор Валентин Бажанов из Ульяновского государственного университета в своей статье “Университетский погром, предвестник академического погрома”, опубликованной в “Троицком варианте”.
Более щадящая практика (о ней корреспонденту “Поиска” рассказали в одной из командировок) – работу, которая раньше соответствовала ставке, в вузе стали считать соответствующей 0,8 ставки. Зарплата по отчету выросла, в реальности же для преподавателя ничего не изменилось.
Еще один механизм повышения зарплаты, через сокращение свободных штатных единиц, описан в статье профессора химфака МГУ Галины Цирлиной, опубликованной на том же сайте. По ее словам, “прямые наблюдения и устные сообщения отчасти осведомленных сотрудников позволяют выявить, что подавшим в июне документы на конкурс на освободившиеся штатные единицы выпускникам МГУ после истечения срока подачи документов было под формальными предлогами отказано в участии в конкурсах, а соответствующие штатные единицы были сокращены. Кроме того, административные лица в ультрасрочном порядке готовят списки на сокращение, руководствуясь целевым показателем “средняя зарплата не менее 60 тысяч рублей в месяц”.
Однако ректор МГУ В.Садовничий, как утверждается на сайте РИА Новости, все это опроверг, заявив, что “слухи о сокращении научных сотрудников МГУ, появившиеся в соцсетях, не соответствуют действительности”. Вместе с тем ректор МГУ отметил, что университет принимает активные меры для повышения зарплат ППС.
Читаешь все это и кажется, что существует две реальности: одна – та, в которой живут вузовские преподаватели, вторая, отражение первой в зеркале отчетов, – та, которую видят чиновники. Копию, не имеющую оригинала в реальности, философы называют симулякром. Главной задачей дня становится совершенствование отражения. Похоже, самый эффективный менеджер сегодня, прежде всего, тот, кто знает, как привести отчеты в порядок и что сделать, чтобы показать нужную картину в нужный срок. Не важно, какой ценой.
Что совсем плохо, обратной связи между реальностью преподавателей и реальностью чиновников как будто и не существует. Сколько бы ни твердили первые, что преподавательская нагрузка и так слишком велика, а после сокращений станет еще больше, что времени на научную работу преподавателям вузов и так остается мало, а будет еще меньше – вторые их не слышат. Непонятно откуда взятый ориентир на 30-процентное сокращение преподавательского корпуса, якобы необходимый для выполнения президентского указа, сомнению не подвергается. Задача поставлена. Президент – от премьера, премьер – от министра, министр – от ректоров ждут нужных цифр, свидетельствующих о ее выполнении. И эти цифры появляются.
И ведь наверняка не все вузовские преподаватели соответствуют требованиям. И сокращения, предпринимаемые не кавалерийским наскоком, а в результате, скажем, аттестации ППС или иных действий с прозрачным алгоритмом могли бы стать фактором оздоровления высшей школы. Но станут ли, когда нужное изображение важнее реальной картины?
Как заметил недавно министр Д.Ливанов, комментируя на “Эхе Москвы” обилие нарушений в ходе ЕГЭ-2013: “Главная проблема – это честность”. И прав ведь!
А если честно, напрашивается вопрос: при существующем уровне финансирования высшей школы выполнима ли в принципе задача, поставленная президентом в его указе – конечно, при условии не разрушения, а развития высшей школы?

 

Наталия БУЛГАКОВА

Нет комментариев