Поиск - новости науки и техники

Секретный саквояж. Спортивная медицина не спешит раскрывать свои тайны.

В борьбе за олимпийское золото Сочи-2014 участвовали не только спортсмены. Свои силы и знания в дело победы российских чемпионов вложили и медики. Подробнее о том, в каком режиме работал в Сочи новейший передвижной госпиталь российской сборной, какие новые технологии для восстановления спортсменов были использованы, рассказал на пресс-конференции руководитель Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) Владимир УЙБА. Санитарное и медико-биологическое сопровождение сборных команд России на Олимпийских играх было передано решением Правительства РФ в ведение ФМБА в 2009 году.

– Мы приняли эти полномочия всего четыре года назад, когда шли соревнования в Ванкувере. Срок небольшой – по сути, всего один период между олимпиадами, – рассказывает глава агентства. – Потому сложностей было много. Наша задача – вывести спортсмена на пик формы. Все остальное – это уже забота Минспорта, тренерского состава, Олимпийского комитета РФ и пр. На момент начала нашей работы мы практически не имели спортивных врачей: такого института не существовало. Всего 100 медиков данного профиля приходилось на дружину почти в 10 тысяч спортсменов – сборных “по лету, зиме” и паралимпийцев. Требовалось решать кадровые вопросы, искать тех, кого можно оперативно “превратить” в спортивных врачей. Ведь таковыми не рождаются, да и мединститут их не выпускает. Было необходимо воссоздать систему сертификации, подготовки и переподготовки спортивных медиков, прописать их должностные полномочия, подготовить ряд нормативных документов, например, на основании чего и как именно оказывать медпомощь сборным командам на тренировках и соревнованиях…
С одной стороны, начинать “с белого листа” легко, по крайней мере не приходится исправлять чужие ошибки. С другой – очень трудно, особенно в условиях острого временного дефицита. По сути, два года ушло у нас на отработку необходимой организационно-методической и нормативной базы. Параллельно нужно было создать и собственную систему медико-биологического сопровождения, поскольку использование чужой – заведомый проигрыш: надо понимать, что соперник никогда не отдаст тебе что-то по-настоящему хорошее, уникальное, передовое.
В ФМБА трудятся более пяти тысяч научных сотрудников: кандидаты и доктора наук в самых разных областях, их исследования связаны с деятельностью человека в экстремальных условиях. А спорт – это и есть экстрим. Начав разворачивать систему медико-биологической поддержки спортсменов, мы переориентировали на это направление пять НИИ, занятых проблемами адаптации, реабилитации и восстановления организма человека. Были задействованы как отечественные, так и зарубежные технологии, поскольку создать всего за четыре года что-то совершенно новое сложно.
Уже к Лондонской олимпиаде ФМБА от начала до конца обеспечило всю работу с командами и спортсменами. В частности, проведение полномасштабного углубленного медосмотра (УМО) спортсменов два раза в год. Кстати, вначале было потрачено немало сил, чтобы объяснить тренерам, менеджерам команд, что на УМО, независимо от учебно-тренировочных сборов, необходимо выделять времени сколько требуется: положено неделю – значит, неделю. Отметку о готовности спортсмена к стартам нельзя получить заочно или экстерном. В итоге мы добились своего и сегодня, ставя визу на документе о том, что спортсмен готов к соревнованиям, несем за это полную ответственность.
Модель УМО, предложенная ФМБА, отличается от обычной плановой диспансеризации, которую большинство из нас проходят в районных поликлиниках. В первую очередь, при проведении УМО исследуют функции организма, обеспечивающие работоспособность, выносливость, готовность спортсмена выдерживать нагрузки без ущерба для здоровья. Ведь основная задача УМО – предотвратить тяжелые последствия таких нагрузок для спортивной карьеры и дальнейшей жизни человека.
Добилось за четыре года ФМБА и кадрового превосходства, с гордостью отметил его глава. 800 человек медперсонала – врачи, массажисты, психологи – трудятся сейчас в командах российских сборных. Так, за здоровьем наших олимпийцев в Сочи внимательно следили 127 медработников: из них 72 врача, в том числе психологи, 55 массажистов. Успешно решают в агентстве и вопросы материально-технического обеспечения спортивных медиков: каждый из них сегодня имеет в своем арсенале специальную мобильную укладку, куда входит все необходимое оборудование. Переносной чемоданчик современного “спортивного Айболита”, как и его труд, нелегок. Зато технологии, “заключенные в саквояже”, можно использовать буквально у кромки поля: мобильная аппаратура позволяет оперативно снять болевой синдром, отек при травме, быстро и эффективно провести реабилитацию поврежденного сустава или мышцы. Все это опробовали еще во время соревнований в Лондоне, ведь “домашняя” олимпиада была не за горами и встречать ее требовалось во всеоружии.
Система медобеспечения спортсменов в Сочи включала в себя несколько блоков. Первый – врачи внутри сборных команд, которые находились рядом со спортсменами круглые сутки: и на тренировках, и на соревнованиях, сопровождали их в медцентрах на реабилитационных процедурах. Второй блок – собственно сами медцентры, расположившиеся внутри олимпийских деревень в нижнем и верхнем кластерах “Лаура” и “Роза Хутор”. Третий блок – еще два медцентра, уже вне олимпийских деревень, оснащенные отечественными ноу-хау технологиями, в том числе мобильные центры прибрежного и горного кластеров, апробированные и хорошо зарекомендовавшие себя уже на спортивных соревнованиях в Казани.
Вся эта медармия ФМБА в 220 человек за время Олимпиады Сочи-2014 приняла на себя почти 700 спортсменов, оказав 1271 процедуру. Согласно статистике, приведенной Владимиром Уйбой, каждый спортсмен как минимум три раза обратился к специалистам и получил как минимум шесть “медицинских манипуляций”. Особо глава агентства отметил, что четверть в общей доле процедур составили психологические, превзойдя по числу массаж и мануальные действия. И это очень важно, поскольку до 2009 года психологической помощи в наших сборных практически не существовало. Были тогда, конечно, спортивные врачи, способные проводить еще и психокоррекцию. Но специалистов в данной области ФМБА опять же пришлось собирать и готовить практически с нуля. Сегодня в сборных трудятся свыше 50 высококвалифицированных сертифицированных психологов. Они ценятся в агентстве буквально на вес золота: ведь кроме медподготовки они должны обладать умением “скомплементироваться со спортсменом, наладить особое доверие и доступ”. Иначе хорошего результата не достичь. Психологическая поддержка нынче становится одним из самых востребованных направлений спортивной медицины, число процедур, связанных с ней, растет от олимпиады к олимпиаде. Кстати, такое медсопровождение может носить не разовый характер, а продолжаться в течение всех соревнований.
Зачастую спортсмены сами обращаются с просьбой помочь им преодолеть трудные моменты, сгладить душевные терзания: ведь травму легко могут нанести и брошенное в сердцах с трибуны обидное замечание, и внезапная неудача там, где, казалось бы, точно уже “светило” золото, и даже… победа способна вывести из равновесия! Действовать спортивному психологу приходится оперативно: расписание олимпийских стартов жесткое. Если в иных обстоятельствах, как принято говорить, само время лечит, то в Сочи его-то как раз и не было, психокоррекцию требовалось проводить в сжатые сроки. Ведь уже завтра спортсмен должен победить соперника, которому сегодня проиграл (так, например, было у лыжников).
Какие именно технологии поддержки и реабилитации оте­чественных спортсменов были использованы на Олимпиаде в Сочи, Владимир Уйба рассказывать не стал: мол, секрет. Кстати, не только наша страна не спешит раскрывать свои ноу-хау в этой области, за рубежом о таком тоже не откровенничают. Как правило, такие технологии носят характер открытий. “Наш принцип – чтобы технология не имела ничего запрещенного Всемирным антидопинговым агентством, чтобы она не разрушала организм, не эксплуатировала человека “в ноль”, чтобы не было гетерогенных последствий, связанных с генными нарушениями, деторождением и пр.”, – поделился глава агентства. Подтверждением того, насколько высоко ценятся в мире отечественные разработки в области спортивной реабилитационной медицины, может служить пример нынешнего российского олимпийского чемпиона Виктора Ана, от восстановления которого после травмы отказались врачи Кореи. Наши же – справились с тяжелейшими недугами спортсмена, да так успешно, что результатом их труда стали три золотые медали Виктора в шорт-треке Сочи-2014.
Говоря о тяжелой травме позвоночника со смещением, полученной во время тренировки по ски-кроссу российской фристайлисткой Марией Комиссаровой, Владимир Уйба пояснил, что на данный момент ее лечением и восстановлением занимаются его немецкие коллеги в клинике под Мюнхеном, специализирующейся на нейрореабилитации. Почему не в России? Потому, что в таких случаях в медицине принята практика “кто делает вторую и третью операции, тот и проводит нейрореабилитацию пациента”. Нарушение этого закона может повлечь серьезные осложнения. Восстановление Марии может занять до полугода, ее лечат в соответствии с назначениями медицинского консилиума, состояние спортсменки остается удовлетворительным, время реабилитационных занятий увеличивается, пусть и на несколько минут в день. Для достижения успешного результата при таких сложных случаях, кроме помощи самых разных медспециалистов и наличия соответствующих препаратов, особое значение имеют воля и желание человека выздороветь. На своей страничке в Instagram спортсменка поблагодарила всех за оказываемую ей поддержку и подчеркнула, что верит в лучшее: “Я сильная и знаю, что когда-нибудь точно встану на ноги”…
Отвечая на вопрос журналистов о самоснятии с соревнований и травме Евгения Плющенко, глава ФМБА сообщил, что фигурист прошел УМО и был допущен к состязаниям с учетом его состояния и возможных проблем. По всем медпоказанием он был готов к работе, что и доказали его командные выступления. Больше никаких обращений к медикам ФМБА со стороны Евгения не было, но это не исключает его обращения к сторонним специалистам…
Отдохнув несколько дней дома после завершения Олимпийских игр, специалисты ФМБА 1 марта вновь вернулись в Сочи, начав подготовку к паралимпийским соревнованиям, которые стартуют уже 7 марта. В паралимпиской сборной действует своя система медицинского сопровождения: для работы со спортсменами-инвалидами врачам и массажистам требуется особая спецподготовка.
С завершением олимпийских соревнований нынешнего года работа ФМБА не остановится.
– Мы призваны государством не на день, не на олимпиаду, мы призваны обеспечивать медико-биологическое сопровождение сборной на все время, пока нам эта работа поручена, – подытожил глава агентства. – Олимпиада и наши победы – не повод почивать на лаврах. И мы с коллегами уже определили новое направления для развития в области спортивной медицины – индивидуальное генетическое типирование, в нем и будем двигаться.

Нина ШАТАЛОВА
Фото автора и с сайта http://www.sportfmba.ru

Нет комментариев