Поиск - новости науки и техники

Цена открытости

Во что обойдется переход к Open Access?

Случилось невероятное! То, о чем у нас так долго говорили вскользь и не всерьез, наконец-то стало темой всестороннего профессионального обсуждения. В здании Президиума РАН прошли общественные слушания, посвященные открытому доступу, или Open Access (OA), к научной информации.
В дискуссии на тему «Современные тенденции и прогнозы развития мирового научно-информационного пространства» обсуждались Plan S Еврокомиссии по открытому доступу к научным публикациям, практические шаги крупнейших мировых издателей научных журналов в этом направлении и возможные последствия OA для авторов, читателей, издателей и распространителей научной периодики.
Своим видением ситуации поделились: старший советник по науке и инновациям представительства ЕС в России Ричард Бургер, руководитель Департамента государственной научной и научно-технической политики Минобрнауки Михаил Романовский, региональный менеджер издательства Wiley Хейко Брандштедтер, член Управляющего комитета совместной программы Springer Nature и Pleiades Publishing Николай Аванесов, руководитель представительства компании Clarivate Analytics в России Олег Уткин, вице-президент РАН Алексей Хохлов, директор РФФИ Олег Белявский, генеральный директор ФЦНТП Андрей Петров.
Собственно, дедлайны Plan S, принятого еще в 2016 году и предписывающего с января 2020 года публиковать результаты исследований, которые финансируются Еврокомиссией и рядом европейских национальных научных фондов, исключительно в открытом доступе и определили невозможность обойти вниманием эту тему.
Идеи открытого доступа уже больше десяти лет обсуждаются в Европейском союзе, там же реализуются многочисленные инициативы в этой области. Основной аргумент приверженцев OA состоит в том, что результаты исследований, выполненных на деньги налогоплательщиков, должны быть совершенно бесплатно доступны любому желающему. Идиллическую картину нарушает только дилетантский вопрос: а кто же за это заплатит? Издательства готовят альтернативы платной подписке. При новой системе оплачиваться должна не она, а публикация статей, например, из средств грантов, бюджетов научных обществ и государств. Требования OA включены в рамочные исследовательские программы и лежат в основе повестки дня ЕС по открытой науке. Число сторонников OA растет во всем мире. Ричард Бургер рассказал, что Plan S поддерживается международным консорциумом финансирующих науку структур, который первоначально был создан европейскими организациями, а теперь в его состав входят представители Африки, Северной Америки и Ближнего Востока. Индия и Китай также проявили интерес к этой инициативе.
– Как бы то ни было, движение в направлении открытого доступа – это уже не революционная идея, а одна из неотъемлемых составляющих текущего этапа развития науки. На мой взгляд, вопрос сегодня стоит не в том, воплотится ли она в жизнь, а в том, когда и в какой форме это случится, – заключил представитель Еврокомиссии.
Глава профильного департамента Минобрнауки Михаил Романовский привел данные о господдержке информационного обеспечения науки в России. В нашей стране существует система национальной подписки (для всех желающих) на самые популярные зарубежные издания, которая осуществляется через РФФИ. Общие затраты на нее составляют около 2,7 миллиарда рублей. Для получения доступа основных образовательных и научных организаций к специализированным ресурсам действует централизованная подписка, которая осуществляется через ГПНТБ. Говоря о российских научных журналах, М.Романовский напомнил, что Минобрнауки сейчас завершает проект поддержки 100 отечественных журналов. Одновременно он посетовал, что в России «что-то похожее на западные издательские дома» представляет только система академических журналов, которая, несмотря на наличие определенных проблем, великолепно работает. Что касается остальных научных изданий, которых у нас около 6 тысяч, то это, по определению М.Романовского, «мелкая россыпь», пытаться эффективно помогать которой – «история проигрышная».
– Пока мы не выработали политику в отношении открытого доступа. Практика показывает, что это довольно дорогостоящая история. Но раз ОА – общемировой тренд, то нам надо к нему готовиться, – заключил представитель Минобрнауки.
Об опыте и инициативах издательства Wiley в отношении развития OA рассказал его представитель Хейко Брандштедтер. За последние несколько лет ситуация с распространением научной периодики этого крупнейшего издателя существенно качнулась в сторону Open Access. Появилось гораздо больше журналов открытого доступа, а также так называемых гибридных изданий, где часть статей публикуется на условиях OA. Всего же из 2 миллионов статей, которые ежегодно выпускает Wiley, 27 тысяч появляются в формате ОА.
– Наше издательство публикует работы в сотрудничестве с более чем 700 научными обществами. Поэтому нам важно понять, как применять по отношению к ним так называемые трансформационные соглашения (Transformative Deals), постепенно меняющие модель традиционной подписки. Мы уже заключили несколько таких соглашений (по модели Read&Publish, когда страна или крупная научная организация, фонд оплачивают подписку на традиционные журналы и взамен получают право на публикацию определенного количества статей своих ученых в журналах открытого доступа).
Среди них – три больших соглашения по трансформационным сделкам с научными организациями Австрии (Австрийский консорциум академических библиотек), Германии (Общество Макса Планка) и Венгрии (Информационно-библиотечный центр Венгерской академии наук). В каждом – две составляющие: одна касается публикации статей в формате ОА, вторая – предоставления доступа к содержанию журналов Wiley. Эти соглашения, по словам Х.Брандштедтера, возникли не спонтанно. Каждому из них предшествовал длительный этап согласований и обсуждений, а перечисленные организации на момент подписания имели давнюю историю взаимоотношений с Wiley. На основе этого опыта у издательства сформировались рекомендации по трансформационным соглашениям для своих будущих партнеров. Одна из основных – это развитие устойчивой традиционной модели подписки, которая способствовала бы росту публикационной активности. Другая – стимулирование публикаций статей в гибридных журналах под грифом online open.
Немаловажный вопрос, который возникает в связи с переходом от традиционной модели распространения научной информации к ОА, касается функций издателей в будущем. По мнению регионального менеджера Wiley, издатель никуда не исчезнет, он все равно будет играть важнейшую роль в процессе подготовки и публикации статей.
Представляющий Springer Nature и Pleiades Publishing Николай Аванесов, отметил, что перемены, связанные с переходом Евросоюза к ОА, уже ощутимы и важно понять, как российские журналы и издатели могут приспособиться к этим процессам. Говоря о глобальных изменениях, происходящих на рынке научной периодики, он сказал, что растет количество статей, которые пишутся большими авторскими коллективами. Все больше ученых хотят публиковать свои работы в высокорейтинговых международных журналах, при этом региональные издания пользуются гораздо меньшей популярностью. Интересно, что в 2017 году 65% российских статей были опубликованы в зарубежных журналах и дали почти 90% цитирований в Web of Science. Еще одна тенденция – увеличение вмешательства со стороны спонсоров и правительств в процесс издания журналов.
– Результат этого вмешательства – те инициативы, которые сегодня анализируются, – отметил Н.Аванесов.
Подстегивает издателей искать новые формы распространения научной периодики и ограниченность бюджетов библиотек: сегодня их финансовые возможности заставляют отказываются от традиционной системы пакетной покупки подписки на журналы. Одновременно наблюдается «снижение барьеров» бесплатного доступа в распространении по подпискам, а проще говоря, рост пиратства (через Sci-Hub и аналогичные сервисы, с которых идет незаконное скачивание статей, в том числе с платформ издательств).
– По нашей программе Russian Library of Science, которая охватывает 200 журналов, с 2013 года количество скачиваний статей сократилось более чем на треть (с 3 миллионов 592 тысяч до 2 миллионов 120 тысяч). В значительной степени это снижение интереса к публикациям связано с тем, что исследователи получили бесплатный и быстрый доступ к ним через пиратские сайты. Это не единственная, но очень существенная причина, – констатировал издатель.
Представитель Springer Nature и Pleiades Publishing также разделяет точку зрения, что помочь плавно перейти к системе OA могли бы гибридные журналы. Однако большинство организаций, которые пропагандируют систему Open Access, практически не допускают существования такой формы размещения научных статей, за исключением случая, когда автор сам оплачивает публикацию.
Касаясь того, как сегодня продвигается процесс перехода к системе Read&Publish, Н.Аванесов рассказал, что на этот путь встали практически все ведущие издательства, включая Elsevier, который недавно подписал Transformative Deal с Норвегией. Суть в том, что издатель заключает с правительством страны соглашение, которое, с одной стороны, дает возможность ученым этой страны иметь доступ ко всем журналам, а с другой, – соответствующее издательство берет на себя обязательство публиковать определенное количество статей норвежских ученых в своих журналах.
– На мой взгляд, это достаточно удачная схема, но она стоит денег. Как Россия поступит в этой ситуации, где найдет источники финансирования, – это первый вопрос. И второе: хотим ли мы все наши журналы и все наши статьи включать в OA? Я считаю, что это надо анализировать путем серьезной научной экспертизы, – отметил Н.Аванесов.
Он также рассмотрел последствия OA c точки зрения повышения цитируемости статей российских авторов. До сих пор эта задача решалась двумя способами. Первый – стимулирование публикаций российских авторов в зарубежных журналах. Здесь есть побочный эффект, заключающийся в значительном ослаблении позиций российских журналов. К тому же ресурс этот в какой-то степени ограничен, потому что зарубежные издания не могут постоянно увеличивающимися темпами принимать российские статьи. А с введением OA ситуация может еще больше осложниться, поскольку публикации потребуется каким-то образом оплачивать.
Второй способ – это увеличение объема и качества статей в собственно российских журналах. Кстати, количество цитирований в них с 2006-го по 2017 годы в среднем выросло от 6 до 11 (на 80%) на статью, а общее количество цитирований в год увеличилось с 30 до 150 тысяч. Вырос и импакт-фактор российских журналов: с 0,615 в 2006 году до сегодняшних 0,725 – это средние цифры по академическим журналам. То есть, несмотря на критическую ситуацию, которая создалась в связи с оттоком статей в зарубежные издания, в работе отечественных журналов имеются положительные тенденции, за которые можно ухватиться.
– Но мне ясно и другое: если мы хотим вписаться в систему OA, нам нужно провести серьезную реорганизацию российских журналов в соответствии c международными стандартами (один из главных критериев – международный состав авторов). Не надо паниковать и принимать какие-то очень быстрые решения, но и не принимать никаких тоже нельзя, потому что есть дедлайн – декабрь 2021 года, когда завершится наш текущий пакетный контракт по распространению российских журналов.
Представитель Clarivate Ana-lytics в России Олег Уткин подтвердил, что в мире, по сути, меняется модель издательского бизнеса, активно развиваются тенденции ОА.
– Мы предоставляем большое количество ссылок на публикации так называемого Green OA – это материалы открытого доступа, размещенные на платформах университетов, сайтах авторов, организаций и т.д., но прошедшие отбор и получившие разрешение на публикацию в одном из престижных научных журналов, входящих в Wеb of Science. Важно, какие издательства при OA позволяют сохранить качество публикаций, но при этом открыть контент для конечных пользователей. Эту тенденцию уже не остановить, и на каком-то этапе модель OA станет преобладающей, – предположил О.Уткин и поддержал точку зрения о том, что нужно подумать, как развивать ее в России без «резких шагов и шараханья в крайности».
Вице-президент РАН Алексей Хохлов проанализировал возможности перехода России на систему Open Access, вооружившись цифрами и фактами. В докладе академика прозвучало немало интересных выводов. Так, было показано, что российские ученые в целом стали проявлять больший интерес к научной периодике: число скачиваний полнотекстовых версий статей в стране растет. По двум крупнейшим издательствам, которым принадлежит максимальное число публикаций, интересных российскому научному сообществу, картина такая: Elsevier (через Science Direct) – свыше 3 миллионов 300 тысяч скачиваний, Springer Nature – более 3 миллионов 200 тысяч.
Впрочем, статистика по числу скачиваний полных текстов научной периодики российскими организациями говорит о том, что в 2018 году, когда в проекте национальной подписки на Springer Nature участвовали 1242 организации, большая часть скачивала менее 5000 статей в год, а 444 организации обеспечили 75% всех скачиваний. Большинство (около 700) организаций скачивало около 100 статей в год, то есть менее двух в неделю! Наряду с этим выяснился интересный факт по наибольшим объемам скачивания. Логично предположить, что их должны были продемонстрировать крупнейшие организации, в первую очередь, МГУ им. М.В. Ломоносова. Однако главный российский университет уступил пальму первенства Тюменскому госуниверситету. Именно он скачал наибольшее число статей, выпущенных в журналах издательства Springer Nature, более чем в два раза превысив показатель МГУ (270 714 против 121 394). Также существенное число скачиваний (свыше 100 тысяч) приходится на сравнительно небольшой Институт физиологии растений РАН. Алексей Ремович предположил, что такие высокие цифры могут говорить о неправомерном использовании доступа к полнотекстовым версиям в некоторых организациях и последующей передаче данных на какие-то сторонние ресурсы.
Аналогичная ситуация с издательством Elsevier, на издания которого в 2018 году была подписана 1261 организация. По скачиваниям вновь лидирует не МГУ. На этот раз его обгоняет ­МИРЭА ­(241 654 скачиваний против 237 777). Удивляет и ВИНИТИ, который скачивает свыше 200 тысяч полнотекстовых статей в год! При этом 145 организаций не скачали ни одной статьи, 280 организаций – менее 10 статей, 506 организаций – менее 100 статей. А 400 организаций (менее трети участников проекта) скачали более 97% статей с платформы Elsevier.
А.Хохлов привел интересные данные и по публикации статей российских авторов в ведущих международных издательствах. В журналах, индексированных в Web of Science Core Collection (квартили Q1-Q4), в 2018 году были опубликованы 32 723 статьи, наибольшее количество – из журналов группы Springer Nature, куда входят издания Russian Library of Science.
Распределение по квартилям в 2017 году показывает, что в Springer Nature максимальное количество статей российских авторов опубликовано в журналах 4-го квартиля. Это, по мнению А.Хохлова, не так плохо, потому что в WoS CC есть и безквартильные журналы (в индексе ESCI), а также существует огромное количество (около 6000) российских журналов, вообще не отраженных в зарубежных индексах цитирований, при этом считающих себя научными.
Характерно распределение публикаций российских ученых в 2018 году по авторскому составу в журналах WoS. В Springer Nature большая часть статей написана российскими авторскими коллективами. Для других издательств доля статей с только российским авторством варьируется от 40 до 60%.
Анализируя возможности перехода России на ОА, академик предложил провести несложные вычисления. Предварительно он сообщил, что по результатам опроса ученых крупных французских университетов, средняя стоимость публикации статьи в формате OA (в частности, в издательствах Elsevier, Springer Nature, PloS), составляет 1724 евро, или около 125 тысяч рублей.
Если из общего количества квартильных российских статей вычесть те, которые опубликованы в международном соавторстве (предполагая, что за них могут заплатить зарубежные организации), то чисто российских публикаций остается 22 693. При средней стоимости статьи в 125 тысяч рублей на их размещение в журналах OA потребуется примерно 2,9 миллиарда рублей.
– Стоимость национальной подписки в 2018 году составила более 2,7 миллиарда рублей. На организацию открытого доступа потребуется примерно столько же, если рассматривать только публикации в квартильных журналах и не учитывать планируемое НП «Наука» увеличение общего числа статей. Мы можем начать обсуждение с крупнейшими издательствами вопроса перехода на ОА, не допуская изменения общего ландшафта научных изданий. То есть не должно быть так, что ведущие научные журналы, в которых мы привыкли публиковаться, закроются и останутся только какие-то новые издания формата Open Access. По-видимому, это возможно сделать через гибридные журналы. Переход на OA должен быть постепенным, без революционных изменений, – заключил А.Хохлов.
Довольно скептически о перспективах Open Access высказался директор РФФИ Олег Белявский. – Пока мы будем готовить систему и приспосабливать ее к условиям, которые диктует OA, мир развернется в сторону использования технологий распределенного реестра, так называемого блокчейна. Через 3-4 года то, о чем мы сегодня говорим, станет абсолютно неактуальным. Сформируется иная информационная среда, в ней будут «плавать» кванты научной информации, рейтингованные самими учеными. Нужно готовиться именно к таким нововведениям. Сейчас трудно сказать, является ли OA ответом на возрастающий спрос к открытому обороту информацией или это хороший маркетинговый ход издательств, – резюмировал представитель РФФИ.
Завершая череду выступлений, генеральный директор ФЦНТП Андрей Петров отметил, что состоявшиеся слушания – первое широкое мероприятие, собравшее за одним столом представителей исследовательского сообщества, издателей, операторов подписки и сотрудников финансирующих организаций. – Мы обсудили перспективы открытого доступа, но это лишь одна из возможностей, которые существуют у научного сообщества для получения информации и предоставления доступа к результатам своих исследований другим участникам научного процесса. По мнению руководителя ФЦНТП, при принятии таких решений, как переход на ОА, нужно действовать «эволюционно, комплексно, системно» и, хорошо понимая, для чего все это делается.

Светлана Беляева

Нет комментариев