Поиск - новости науки и техники

Шедевры из палеолита

Находки археологов под Брянском рассказали о культуре кроманьонцев

Старший научный сотрудник Института археологии РАН, кандидат исторических наук Константин ГАВРИЛОВ приобрел, скажем так, европейскую известность: в окрестностях Брянска, недалеко от села Хотылево, экспедиция, которой он руководит, раскопала стоянку кроманьонцев. Для специалистов, изучающих верхний палеолит (позднюю эпоху каменного века, когда происходило расселение по планете Homo sapiens), удача, безусловно, значительная.
– Впервые я приехал в Хотылево после окончания аспирантуры истфака МГУ, – рассказывает Константин Николаевич. – Опыт раскопок у меня уже был, но экспедиции никогда не возглавлял. Было это еще в прошлом веке, в 1993 году. Так что копаю в Хотылево я уже больше четверти века. А посоветовала мне погрузиться в поздний палеолит мой научный руководитель Людмила Васильевна Грехова, когда я был студентом второго курса.
Уникальный памятник древности, один из главных в России, открыл в 1966 году брянский археолог и краевед Федор Заверняев. Но в 1981 году раскопки пришлось прекратить. Главные результаты Федор Михайлович опубликовал, но они не вписывались в устоявшиеся схемы развития культуры верхнего палеолита на Русской равнине. Требовались время и новые данные, чтобы осмыслить собранный материал. И только через 12 лет раскопки удалось продолжить.
– Что представляли собой эта местность и люди в эпоху палеолита?
– Представьте живописные верховья Десны (сегодня недалеко от Брянска). Высокий берег (сейчас его высота – метров 20, а тогда, наверное, была менее 10), испещренный балками. Становище кроманьонцев находилось в самой подходящей точке – на мысу. Численность племени установить можно предположительно – их было не менее ста человек: большие семьи, объединенные в общины. Жилища строили из жердей, накрывали шкурой мамонта наподобие чума, а внутри складывали очаг. Судя по всему, люди здесь обитали не постоянно. Видимо, зимовать предпочитали в других местах: тут было намного холоднее, чем сейчас, дули сильные ветры, река замерзала. Мы находили кости птиц, в том числе чаек, а они, как известно, охотятся только на открытой воде. Так что возвращалось сюда племя не раньше весны.
Вокруг была лесостепь, в ней обитала масса живности: мамонты, медведи, бизоны… Племя предпочитало мамонта – его кости преобладают среди всех найденных – и птиц (скорее всего, добывали их ради перьев). Ловили ли рыбу, неизвестно, фактов, подтверждающих это, нет. Рыбьи кости не сохраняются, а изображения отсутствуют. Но почему бы человеку не побаловать себя рыбкой? А она там водилась – присутствие чаек это подтверждает. В общем, с голоду не умрешь, тем более что у них уже были лук и стрелы.
Внешне кроманьонцы такие же, как мы. Среднего роста, примерно 160 сантиметров, но были и крупнее – 180 сантиметров – хорошо развитые физически. Отличал их от неандертальцев более высокий уровень культуры. Они умело обрабатывали камень, выделывая скребки, резцы, ножи, а на украшения наносили орнамент.
Старый раскоп 60-х годов был почти полностью засыпан, и мы начали копать снова, не представляя, до какой глубины предстоит дойти. Однако первые находки появились довольно быстро – на глубине полутора метров – это были кости мамонта и кремневые предметы. Сомнений не осталось: работы продолжать необходимо.
– Кроманьонцы были религиозны?
– Это можно только предполагать, основываясь на сделанных нами реконструкциях. Здесь, на мысу, по нашим представлениям, происходили некие ритуальные действа, скорее всего, связанные с праздниками. На наш взгляд, у них были свои представления о прекрасном. Об этом говорят найденные нами фигурки, в основном женские, но встречаются и мужские. И среди них – подлинные шедевры. Однако для демонстрации они не предназначались. Судя по местоположению, их использовали при похоронах. Скажем, последняя находка – статуэтка беременной женщины, вырезанная из бивня мамонта, высотой всего 4 см. Мы назвали ее Венерой (на снимке). Нашли ее рядом со скоплением костей, уложенных с особой тщательностью и засыпанных минеральной красной краской – охрой. Считаем, что так древние люди изображали кровь. Обряд связан, мы решили, с продолжением рода. И не только человеческого. Рядом в определенном порядке были уложены окрашенные охрой кости мамонта. Сочетание беременной женщины и животного, на которого племя чаще всего охотилось, – часть неких ритуальных действий, символизирующих продолжение рода и человека, и животного. Вместе они обеспечивали процветание племени.

Если поставить рядом женские статуэтки, относящиеся к этому периоду палеолита, и найденные в других местах, то обращает внимание, что они изображают не только беременных. Есть и девушки, и зрелые женщины в детородном возрасте, и даже старухи. Вспомним русский фольклор и европейские сказки для взрослых – выходит, существовала глубокая традиция почитания женщины, матери, восходящая, возможно, к каменному веку. Женщина в древнем мире считалась символом живых сил природы, прямо связанных с продолжением и обновлением человеческого рода. А может, и всего космоса.
Рядом с Венерой нашли еще более интересную статуэтку, вырезанную из куска мела в виде барельефа. На нем изображены две женщины, причем без головы.
– Это как понимать? Автор обошелся без неважных деталей?
– Такова одна из традиций изображения женщины, характерная для периода верхнего палеолита. Женщина рассматривалась как сосуд для рождения человека. Как показал радиоуглеродный метод, возраст найденных предметов – от 24 до 20 тысяч лет. Однако значимость памятника, по моему мнению, определяется не столько возрастом находок, сколько их высоким художественным уровнем. Мы получили некоторое представление о верованиях древних людей и теперь лучше понимаем, как проходили обряды захоронений.
– Находки – выдающиеся. Что вы испытали, раскопав их?
– В тот день, когда нашли женские фигурки, я был по делам в Брянске. Позвонил помощник, сообщил о находках и очень удивился, даже слегка обиделся, что я принял новость спокойно, как должное. А я был уверен: так все и будет! Опыт подсказал. Мы копали больше 20 лет. И не только в этом месте. Находили немало ценного, интересного, и я верил: статуэтки рано или поздно обнаружим обязательно. Так и случилось. Но мало найти древние шедевры – их еще надо сохранить, ведь они распались на кусочки. Мы их осторожно собрали, пропитали специальным раствором на клею и отвезли в Москву. Там специалисты их окончательно восстановили.
– За рубежом знают о ваших раскопках?
– В сентябре я организовал в Брянске международную конференцию. Приехали около 80 археологов, среди них – больше десятка иностранных коллег. Мы повезли их в Хотылево, показали раскоп – они были в восторге. Так что в Европе (и США) знают о наших работах и ждут продолжения. Оно будет обязательно и, уверен, результат – тоже. Поблизости нашел немало перспективных мест площадью в несколько гектаров. Думаю, едва ли не на каждом мысу можно встретить подобные стоянки. И не только палеолитические. Рассчитываю найти следы пребывания здесь неандертальцев, так что копать нам не перекопать. Хватит еще на несколько поколений археологов.
Этим летом (полевой сезон длится всего полтора месяца – июль и часть августа) наша группа обязательно вернется на раскоп. Он невелик – чуть более 30 кв. м. (однако за эти годы обследованы более 700 тысяч кв. м), а глубина достигает 5 метров. По всем признакам нам предстоит опуститься еще ниже, где, уверен, обнаружим культурные слои, относящиеся к древнекаменному веку. Так что труд предстоит долгий и тяжелый. Хорошо, что раскопки никому не мешают, хотя дачные поселки находятся совсем близко. Но сегодня эти земли не заняты, и для местных жителей мы стали своими, нами даже гордятся. А пока зима, пишу статьи (а иногда и книги), готовлю докторскую диссертацию – обещал дирекции представить ее к защите до отъезда в поле.
Экспедиции так прочно вошли в мою жизнь, что я уже не могу без них обходиться. Образовалась как бы «вторая семья», ведь в группу входят специалисты – бывшие студенты, которые приезжали в Хотылево на практику еще лет 20 назад. Удачные раскопки – прекрасный стимул для археолога.

Юрий ДРИЗЕ

Нет комментариев

Загрузка...